ДОНБАСС

Ежедневно из горячих точек Донбасса выезжает огромное количество местных жителей. Значительная их часть движется на запад Украины.

Тем не менее, в Донецке, Луганске и других соседних городах продолжают оставаться сотни тысяч мирных людей. Психологи утверждают, что всем, кто пережил боевые действия, собственными глазами видел их последствия, нужна психологическая помощь. Такой точки зрения придерживается и Валерий Луценко – психолог Института массовой информации. Своими мыслями он поделился с «Донбасс. Комментарии».

-  Валерий. Какие советы, Вы, как психолог, могли бы дать мирным жителям Донбасса, которые сейчас находятся в горячих точках?

Валерий Луценко- В первую очередь я бы посоветовал  искать организации, которые предоставляют психологическую поддержку. Надо связываться с действующими властями, чтобы они поднимали этот вопрос. Чтобы привлекали общественные организации, которые этим занимаются. Они есть. Нельзя ситуацию просто так оставлять. Ведь это может вылиться в большие проблемы, которые психолог решить не сможет. А нужен будет либо психоаналитик, либо психиатр. Это сложнее. Потому,  что медикаментозное вмешательство, как и хирургическое,  не несет в себе ничего хорошего. Тот же удар по печени.  Те же удары по нервам. И человек может стать аморфным. 

- Люди, которые остались в Донецке и Луганске, и не в состоянии покинуть территорию этих городов (по разным причинам), вряд ли сегодня смогут заняться поиском психолога. Как им лучше быть?

- Максимально, что может помочь, например, в бытовом плане – уборка. Когда у вас что-то плохо, когда вы чувствуете, что к вам подкатывает депрессия… Уборка -  самое лучшее средство, чтобы разложить свое состояние по полочкам. То есть разложить вещи по полкам у себя в квартире.

Если человек уйдет в саморазвитие физическое, если уйдет в наведение комфорта в принципе, он выйдет из ситуации безболезненнее, чем тот человек, который буде все время об этом думать.

- Как минимум - это отвлекает?

- Как максимум - отвлекает. В первую очередь, это отвлекает от мыслей, что он это пережил.

Не  надо зацикливаться на том, что они пережили. Не надо зацикливаться на том, что может быть дальше. Надо сосредоточиться на том, что есть сейчас… Я жив, я здоров, я могу дальше что-то делать.  Надо максимально загружать свое время. Не отдаваться философским размышлениям, мыслям типа «а что если бы». Этого «если бы» не будет. 

- У людей, которые переселились из Крыма и Донбасса, по-разному проходит адаптации на новом месте жительства. Кому-то удалось быстро войти в новую реальность, а кому-то новые реалии даются очень сложно. Как людям второй категории лучше себя вести?

- Таким людям самые большие проблемы создают сами жители Киева и городов западной Украины. Причем не в том, что игнорируют потребности переселенцев. Мы им создаем проблемы тем, что слишком много уделяем им внимания. Не надо этого делать.

Люди, которые приехали сюда, делятся на две категории. Первая чувствует себя очень важными: «Мы выехали,  мы пережили, а вы вот в тепленьком сидите. Поэтому, вы нам обязаны что-то дать». Если такой категории людей уделять много внимания – то дальше будет беспредел.

Вторая категория. Они в среде незнакомых чувствуют себя, как ежики. Им страшно. Они стараются от всего отгородиться. С такой категорией людей также нельзя чрезмерно находиться в контакте. Чем больше с ними контактировать, тем больше они будут бояться. Они будут думать: «А что вам от меня надо». Первый вопрос, который возникает у такой категории людей: «Меня там дергали, дергали… Я уехал оттуда, а меня здесь еще больше дергают. Что же делать? Вернуться назад что ли? Но там же вообще беспредел». И человек еще больше уходит в депрессию.

Значительная часть проблем с психикой людей, которые приехали сюда и переселились, связана с  чрезмерным вниманием. Переселенцам помогать, конечно, нужно. Но только тогда, когда они сами просят помощь. Им не нужно помощь навязывать.

Нужно понимать, что человеку нужно. И не доводить его до состояния, когда он «зажрется». Если человек будет думать, что ему тут все должны по гроб жизни, то это не серьезный подход.

- В СМИ стала появляться информация о единичных случаях, когда люди из Крыма и из горячих точек Донбасса приехали в города западной Украины, почувствовали на себе местное гостеприимство, адаптировались, а потом стали проявляться признаки из серии «зажрались». То им не так. Этого мало. С политическими взглядами не согласны и т.д. Как быть в такой ситуации?

- Нужно таким людям дать понять, что они - гости. Да, им помогут, да, их любят, да, они - наши братья, но все равно - гости. Не хозяева. Надо это дать понять не агрессивно, не с вилами, без мата. Но основательно.

- Сталкивались ли Вы с такими случаями… Вот, например. Вы  общались с человеком, который находился в горячих точках Донбасса или Крыма. Он приехал в Киев. Оказалось – нужна ваша помощь. Как Вы действовали?

- Ко мне обращались люди, которые приехали оттуда. Много было телефонных разговоров, но были и личные беседы. В первую очередь я рекомендовал уехать как можно дальше от зоны АТО. В какие-то лесистые или горные местности.

В моей практике были три человека, которые пережили плен. И у них оказалась адреналиновая зависимость. Это явление интересное и, к сожалению, у нас не очень хорошо изучено.

Что оно подразумевает? Человек, который,  когда-либо получил серьезную долю адреналина (опять-таки, пребывая в плену) вырабатывает в себе  потребность в адреналине. Это как тот же наркотик. Ему это необходимо. Иначе в другом случае он будет чувствовать себя подавленным, что может в будущем привести даже  к суициду. Потому,  что без новой порции адреналина человек чувствует себя никаким.  И человек будет искать возможность адреналин себе дать. Для таких людей единственным правильным решением кажется возвращение в зону АТО. У меня были такие.

Один журналист, который был в плену, хотел вернуться туда не как журналист, а пополнить ряды Нацгвардии. Второй журналист хотел вернуться в Крым, чтобы делать репортажи, хотя как раз там за это его и избили. Журналиста взяли, потом отпустили. Естественно, никто не извинился. Человеку это ударило по его амбициям, по гордости. И он решил доделать свое дело в небезопасном для него Крыму.

Но мы должны понимать одну вещь. Человек, который возвращается в место, где он получил некую психологическую  либо физическую травму, будет это опять чувствовать.

Есть еще такой фактор как комплекс бессмертного. Людям, которые хотят вернуться туда, я обычно задаю вопрос:  «Вы боитесь того, что может случиться там? У вас есть какой-либо страх?» Они говорят «Нет». Тогда я им говорю, что им вообще туда ехать нельзя.  Ни в коем случае: «Если вы перестали бояться за свою жизнь, то, как минимум,  на две недели вам нужно уехать как можно дальше. Потому, что страх – это естественный наш механизм самозащиты». Благодаря ему, очень многие выживают. Не зная этого страха, люди в дальнейшем не смогут эволюционировать. Собственно наши предки переросли в нас  благодаря страху. Если бы у них не было фактора страха, то они бросились на мамонтов,  их бы затоптали, и нас бы не было. И нужно считаться с этим. Страх – нужен. А люди иногда думают, что, преодолевая страх, они становятся сильнее. Что-то там из области универсального солдата. Но так нельзя.

Беседовал Виктор Волокита

Источник фото: PHL

Информация по темам: Донбасс, АТО, психолог, Валерий Луценко

17302
комментарии powered by Disqus

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
Погода
Погода в Луганске

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
 

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   Copyright © 2015 «Комментарии:», все права защищены

Система Orphus