ДОНБАСС

Директор Луганского БТИ рассказал, кто, как и за сколько захватил облорганизацию политической партии «Батькивщина»

0

Из лидеров луганской «Батькивщины» – в беспартийные. Из предпринимателей – в директора ГКП. И сегодня «Бюро технической инвентаризации» чуть ли не единственное ГКП, которое работает с прибылью. С его директором Виталием Проскурко мы встретились 13 февраля, в день памяти Петра Шевченко – луганского журналиста, погибшего 11 лет назад при невыясненных до сих пор обстоятельствах.

Демократия на костях журналистов

– Вы были близко знакомы с Петром Шевченко, Виталий Игоревич?

– Семьями мы не дружили, но по работе общались. Мое предприятие тогда спонсировало армрестлинг – луганская команда участвовала в соревнованиях в Москве, по Украине… Петр Шевченко выезжал с этой командой. Ну и во всех политических мероприятиях участвовали и он, и я – в одном котле варились.

– Официальная версия его гибели по-прежнему самоубийство. Многие люди не верят в это.

– Я тоже отношусь к этим «многим людям». В самоубийство Шевченко ни на секунду не верю.

– Но правоохранительные органы не хотят возвращаться к расследованию.

– Алексей Данилов обещал, что разберется в этом вопросе. Он был и губернатором, и народным депутатом. Говорили даже, что председатель СБУ лично делал запрос по этому поводу, но ему будто бы отказались предоставить материалы, сказав, что нет причин поднимать это дело.
Но мы видим последствия гибели журналистов. Насколько сильно отличается Украина от России сейчас! Мы удивляемся путинской диктатуре, а у нас не было диктатуры кучмовской? Была, еще и какая. И сегодняшняя демократия построена на костях Пети Шевченко, Гонгадзе, Александрова.

– Получается, эти смерти были не напрасными?

– Это подвиги. Победы построены на костях солдат, многие открытия – на пепле ученых. У нас демократия построена на костях журналистов.

– Во времена Кучмы вы были одним из руководителей областной организации партии «Батькивщина». Сейчас политикой занимаетесь?

– Нет, не занимаюсь. Не интересоваться не могу, но активно политикой не занимаюсь. Я не хожу ни на какие собрания, ни в каких бюро не состою. Хотя взглядов не поменял.
Меня выкинул из «Батькивщины» Борзых Александр Иванович. Таким, как Борзых, не интересны те, кто создавал партию на местах. Но по большому счету мы и не навязывались.

Механизм политического рейдерства

– Расскажите, пожалуйста, о событиях 2005 года. Как вас отстранили от руководства областной «Батькивщины»?

– Тогда «Батькивщина» фактически стала правящей партией, и в нее потянулись разные люди, в том числе и такие интересные, как Борзых. До этого Борзых менял партии, как флюгер. Борзых – это такой человек-ниппель, у него все происходит только в одну сторону…
Александр Борзых был куратором Луганской области от партии, и когда его вводили в областное партбюро, я спросил прямо: «Вы будете интриговать, Александр Иванович?» Он при всем составе бюро поклялся – не просто пообещал, а поклялся: «Никогда!». Прошло всего две недели, и начался настоящий рейдерский захват партийной организации.

– А как можно захватить партию, Виталий Игоревич?

– В первичные организации ввели новых подставных лиц. Я приезжаю на партконференцию в Артемовский район и не вижу ни одного знакомого лица! Я, конечно, тоже был не мальчик, но у меня волосы дыбом встали от такой ситуации.
Формально все было правильно – к мандатам не придерешься. На районных конференциях выбираются делегаты на городскую, но среди них нет ни одного члена партии со стажем больше трех дней. Параллельно это же делается по районам области, так что на областную конференцию старые партийцы тоже не попадают, за редким исключением. Блицкриг.
Вы этот скандал помните – я называл сумму 125 тысяч, за которую Борзых купил парторганизацию. За то, что я огласил эту цифру, меня он и исключил из партии.

– В результате дело партии пострадало, как я понимаю.

– Безусловно. Многие члены партии были тогда возмущены, у многих опустились руки…

– И вы сейчас не член партии и не хотите вернуться?

– Мы говорили, в принципе, с Курило. Он спросил: нужны тебе наши извинения? Да, наверное, нет, говорю. Зачем мне извинения Курило? Виталий Семенович Курило меня ничем не обижал.

– Виталий Курило говорил, что после внеочередных выборов в партии провели чистку. Как думаете, это пошло на пользу?

– Я не знаю, как это происходило, поэтому оценивать мне трудно. Возможно, там вычистили «мертвые души» – во время захвата Борзых были вписаны среди прочих и люди, которые уже находились в других партиях. В том числе и в Партии регионов.

«Уничтожить приказал Янукович»

– Находясь в оппозиции, вы были известны как бизнесмен. Вы чувствовали давление со стороны власти?

– Это легко разбить на периоды. Когда область возглавляли Хананов, Купин, Фоменко, меня воспринимали только как предпринимателя. Хананов был кравчуковец – а я никогда за Кравчука не был. Купин был коммунист – я же всегда был против коммунистов. Поэтому помогал снимать Купина, кстати. Я подписывал письмо, из-за которого Купина сняли.

– Что это было за письмо?

– Это было открытое письмо в центральной прессе. Подписали его предприниматель из Красного Луча, депутат, мэр Алчевска и Проскурко. После этого письма Купина сняли. Мы протестовали вообще против того, что у нас остался заповедник коммунизма. Уже тогда Луганск сильно отставал от Донецка, но ведь стартовые позиции у нас были не хуже.

С Геннадием Петровичем Фоменко мы оба были претендентами на должность губернатора. И тем не менее он не дал команду развалить бизнес Проскурко.

Ефремов поначалу тоже не сильно дергал меня, но только пока над ним не появился премьер-министр Виктор Янукович. А Янукович уже дал конкретное задание: «порвать», уничтожить «гнездо «Батькивщины». Гостиницу «Инициал» – основной бизнес моей семьи – пытались закрыть. Меня спасло только то, что на президентских выборах победил Ющенко. Так что угроза предпринимательству была в период с 2000 года по 2005-й.

– С 2003 года вы директор «Бюро технической инвентаризации». Опыт работы в бизнесе помогает вам на посту директора ГКП или наоборот?

– Предприниматель, по идее, человек с гибким умом. Когда приходит такой человек в коммунальное предприятие и ему не мешают, это позволяет делать чудеса. А если мешают – хоть уходи.

– А вам мешают?

– Нет, мне не мешают. Потому, может, и развивается БТИ, в отличие от большинства других ГКП.

– И БТИ дает прибыль городу

– Да, так получается. Нельзя сказать, чтоб очень, но мы в плюсах.

Очереди уменьшить не удастся

– Я слышал от людей жалобы на очереди.

– Я тоже их слышал! Но сделать больше окошек для приема посетителей не получится – я и так сделал четыре новых в коридоре. Было три – сейчас семь. Где их еще делать? И все равно очереди, потому что спрос увеличивается.
Чтобы удовлетворить спрос, надо сделать нормальный клиентский зал… Любой банк, у которого пять клиентов в день, имеет клиентский зал. А у меня только заказов в день – двести! По месту решить можно было бы. Отселить соседей, предложить им другое помещение в аренду, а нам передать их практически простаивающее помещение под клиентский зал.

– Вы подавали такие предложения горсовету?
– Да, конечно… Но эти соседи – они или депутаты, или какие-нибудь начальники, у них свои коммерческие интересы. На этом все и останавливается.

– И все равно, как мне кажется, одним клиентским залом проблему не решить. С архивами, видимо, все не так просто?

– Там резервы тоже заканчиваются. Архив каждый день увеличивается на объем огромного дорожного чемодана. Ежедневно – плюс еще один чемодан. Стеллажи сейчас стоят друг от друга на таком расстоянии, что девушки крупнее 42 го размера там просто не помещаются. Скоро придется выписывать на работу вьетнамок или китаянок 36 го размера!

– А вы изучали, как эта проблема решается в Европе, например?

– Европейский опыт я изучал, да. Там Бюро технической инвентаризации просто не существует. Недвижимость оценивают страховые компании. И они оценивают объективно: никакая страховая компания не оценит дом, который стоит миллион долларов, в 100 тысяч. И в 10 миллионов тоже не оценит. Страховая стоимость миллион, и именно с нее начисляется налог на недвижимость.

– Так, может, и в Украине БТИ стоит упразднить по примеру Европы?

– В советское время БТИ было таким силовым органом: оно следило, чтобы никто не построил дом больше 56 метров и дачу больше 36 метров. По большому счету, это пережиток социализма. Будь я президентом, я бы шел на то, чтобы менять систему, вводить налог на недвижимость. Как только этот налог будет введен и появится структура, которая будет его обсчитывать, все будет учтено до квадратного метра. Все будет под контролем.
Но пока этого нет, БТИ будет работать.

Мимоходом

Загадки балансовой стоимости

При купле-продаже жилья в БТИ нужно получить бумаги с указанием «остаточной балансовой стоимости». Она отличается от настоящей цены жилья в разы. Но многие сделки регистрируются у нотариуса именно на эту «остаточную стоимость». Так можно заплатить меньший налог государству. Что это за цифра?

Она высчитывается по определенной формуле. И на этот счет Виталий Проскурко приводит пример:

– Дом на улице Демехина, построенный в 1957 году. Дом давно саммортизировался. Его балансовая стоимость – ноль, и каждой в нем квартиры – тоже ноль. Но ни одна страховая компания не оценит квартиру на Демехина в ноль, потому что она стоит 100 тысяч долларов. И никакая страховая компания не оценит в 40 тысяч отличную квартиру где-нибудь в Брянке, если ее реальная цена 5000 гривен. Так что остаточная балансовая стоимость действительно не имеет никакого отношения к реальной жизни.
11140
комментарии powered by Disqus

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине

Останні новини

17:36

На Луганщие принять детей готовы лишь 6 из 16 летних лагерей

17:12

В Кабмине обратили внимание на пессимистичное настроение переселенцев

16:51

Жителям зоны АТО рассказали об опасных уловках минеров

16:30

Мариуполь остается в логистическом тупике - мэр

16:10

Озвучены расценки за переправу через С. Донец на линии разграничения

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
 

   Copyright © 2015 «Комментарии:», все права защищены

Система Orphus