ДОНБАСС

Владимир Рисухин: В политике много течений, интриг. Поэтому бизнес для меня по-прежнему приоритетен

0

Деятельность вершителей судеб нашей области никоим образом не должна оставаться в тени. Гостем редакции стал владелец «Восточно-украинской металлургической компании», депутат областного совета от БЮТ Владимир Рисухин. Нашу беседу с Владимиром Владимировичем мы начали с самой свежей темы – передачи в концессию областного предприятия «Лугансквода».

– Почему ваша фракция голосовала
против этого?

– Я начну с предыстории создания «Луганскводы». Фактически местные горводоканалы, объединенные в это предприятие, остались принадлежать местным советам. Но областной совет распорядился некорректно этой собственностью и передал ее самовольно в концессию. Во-вторых, не совсем нормально то, что в концессии участвовала всего одна компания.

 – Это нарушает закон?

– Нет, закон это никак не нарушает. Но другой вопрос, что еще продолжается судебный процесс по иску Алчевского меткомбината. И решения суда еще нет. Таким образом, мы играем с законом. К тому же в проекте инвестора я не увидел каких-то конкретных технических решений всех проблем на предприятии. Поверить в то, что концессионеры поменяют сегодня две тысячи километров труб – это нереально, таких денег у «Росводоканала» нет. Нужно искать какую-то другую схему, возможно, ту же очистку шахтных вод. Себестоимость очистки 1 тысячи литров воды сегодня стоит 1 гривню, а откачивают ее бесплатно. То есть это было бы гораздо дешевле. Но я подобных решений в проекте не увидел.

К тому же наша фракция еще до вынесения этого решения на сессию предлагала создать прозрачную систему по тарифам. На комиссии концессионеры сказали, что уже в этом году тарифы будут подняты на 50 процентов. А на сессии они, видимо, постеснялись прямо это озвучить. Но играть в прятки в таком важном вопросе просто недопустимо. Все предложения нашей фракции не были приняты во внимание, поэтому мы голосовали против.

 – Что вам известно о «Росводоканале» и ООО «Лугансквода»? Насколько потенциально сильные компании?

– Я бы сказал, что здесь есть некий момент шельмования, нам говорят, мол, это одно и то же. Нет, это категорически не так. Потому что есть законодательство, и то, что «Лугансквода» с уставным фондом в 20 тысяч гривен является дочерним предприятием «Росводоканала», это никак не меняет сути. Никакого юридического отношения «Росводоканал» к этому предприятию не имеет. И в случае чего, отвечать будет именно это ООО «Лугансквода». Сегодня мы не знаем, как это предприятие распорядится средствами, куда и как оно их вложит. Что касается условий концессионного договора, ясно, что это сознательно придуманные ограничения. Мое предложение сегодня такое: есть решение, хорошее, нехорошее, давайте дадим поработать и мы очень скоро увидим результат. Концессионер провел сегодня шумную рекламную кампанию, рассказал много небылиц, которые совершенно не соответствуют действительности. У меня есть совершенно обоснованные подозрения, что они не выполнят свою программу, но есть решение совета. Вопрос в другом: если совет принял такое решение, то он должен отвечать за него. И если через полгода все пойдет плохо, хотя я желаю этим ребятам, чтобы у них все получилось, то мы выйдем на трибуну облсовета и будем говорить: подождите, вы голосовали, вы принимали решение – отвечайте! Юридически, как я уже говорил, за все будет отвечать это ООО. А моральную и политическую ответственность таким голосованием взяли на себя Партия регионов и председатель областного совета. Если что-то пойдет не так, они должны выйти к своим избирателям и сказать: мы принимали это решение, мы виноваты, мы уходим.

 – Есть ли реальные возможности проверить, куда концессионером вкладываются деньги?

– То, что вложат – это 100 процентов, а вот куда… Я думаю, что реально это проверить нельзя.

 – По-вашему мнению, среди всех претендентов для участия в концессии были серьезные компании?

– Компаний с мировым именем, которые занимались бы этим вопросом, там не было ни одной. Почему так получилось, неизвестно. Может быть, сами компании не хотели, а может быть, их сознательно не приглашали. И из тех семи компаний, если бы кто-то из них серьезно хотел, то они дошли бы до финала.

 – Вы можете назвать достойную компанию с мировым именем?

– Американская компания «Дженерэл электрик», у которой мы закупали оборудование для строительства в Алчевске первого завода по очистке воды. Это компания, которая сегодня оценивается почти в 500 миллиардов долларов. Естественно, если такая компания войдет, то здесь не будет вопросов с ответственностью. Им есть что терять, поэтому они выполняли бы все условия. А у «Луганскводы» было много обещаний, но нужно подождать реальных дел.

 – Вы сказали, тарифы для населения вырастут на 50 процентов…

– Это слова Медведева (первый зам гендиректора «Росводоканала» – Авт.). В связи с этим у меня вопрос: если эта компания уже в этом году настолько повысит тарифы, то зачем вообще все это затевалось? Наше областное предприятие могло бы также поднять тарифы на 50%, и тогда было бы прибыльным предприятием. Потому что 50 процентов от сегодняшнего – это сотни миллионов гривен.

В области больше не осталось «лакомых» предприятий. Было несколько монополистов: «Луганскгаз», Облэнерго и «Лугансквода». Это предприятия, которые определяли жизнеобеспечение всей области. Вспомните, как использовалось в каверзных целях Облэнерго, чтобы приватизировать массу предприятий… Вот поэтому сегодня и пришли эти ребята, совершенно четко понимая, что это очень интересный бизнес…

 – Что это за 5 миллионов гривен, которые облсовет выделил «Луганскводе» сразу же после сдачи ее концессионеру?

– Это я считаю уже прямое нарушение, это даже не вопрос морали, здесь должны проверять соответствующие органы. У нас есть целостный имущественный комплекс, который мы отдаем в управление частной структуре, частная структура в результате деятельности этого комплекса зарабатывает себе какую-то прибыль. И уже когда предприятие принадлежит этой частной структуре, у которой есть обязательства по модернизации этого комплекса, мы вдруг принимаем решение, чтобы взять наши общие областные деньги и отдать туда на проведение каких-то ремонтов, строительство водных сооружений и так далее. Это абсолютно некорректно.

 – Будучи заместителем губернатора в 2005 году, вы ставили решение проблем с водой во главу угла. Что помешало реализовать свои планы?

– Мы проработали тогда меньше года, а такие проекты за год не делаются. Под каждую воду должна быть своя система очистки. Много времени уходило на согласование со всеми разрешительными службами. К тому же было очень много политики. Наша «оранжевая» команда постоянно отбивались от нападок со стороны Партии регионов. Но сегодня в Алчевске построен и работает завод по очистке воды по американским мембранным технологиям. Приглашаю вас посмотреть.

 – Как вы оцениваете деятельность нынешнего руководства области с экономической точки зрения?

– Экономическая служба облгосадминистрации достаточно слабая. Причина – с одной стороны, достаточно частая смена кадров, с другой, какие сегодня рычаги влияния у администрации на экономические процессы? Поэтому в области нет инвестиций, не развивается малый и средний бизнес.

Начнем с элементарных вопросов: чтобы инвестору прийти в область, первое, что нужно – офис. Сегодня разве можно получить землю в Луганске? Вся земля – это чистейшая коррупция, здесь какие-то непонятные схемы. Чтобы что-то получить, нужно пройти 150 непонятных разрешительных организаций. Все закрыто, нет никакой чистоты, прозрачности.

Вместо аукционов по продаже земли сегодня все происходит так: есть минимальная оценка земли, к примеру, в тысячу гривен, есть какие-то друзья, знакомые, кумовья, каждый находит какой-то вариант и в результате покупает эту землю за тысячу гривен. А через неделю в Интернете появляется информация, что этот участок уже продается за миллион. И эти деньги оседают не в городском бюджете, а в кармане конкретного человека.

Чтобы привлекать инвестиции, необходимо создать необходимые условия. А сегодня созданы нормальные условия только для чиновников и разрешительных структур. К тому же сегодня действует совершенно ненормальная система налогообложения. Зачем нужен этот НДС, который является полностью криминальным? Нужно менять всю систему налогообложения, она должна быть предельно прозрачна, состоять максимум из 10 налогов, которые были бы всем понятны. А сегодня идет коррупция чистейшей воды. Какой маленький или средний бизнес может здесь выжить? Только те гиганты, которые смогли пройти ту точку, когда их могли достать областные контролирующие органы, они сегодня живы: тот же АМК, северодонецкий «Азот» и так далее.

 – Вы довольны работой фракции БЮТ в облсовете?

– Увы, оцениваю нашу деятельность не очень хорошо, потому что реально у нас с нашими пятью голосами нет возможности влиять на процессы, которые происходят в областном совете. В идеале хотелось бы видеть какую-то двухпартийную систему с равными голосами, тогда была бы видна реальная политическая игра, а не борьба.

Если говорить о деятельности облсовета, то и здесь оценки негативные. Во-первых, у облсовета нет тех полномочий, которые должны были бы быть. В области как политическую, так и экономическую ситуацию должен диктовать областной совет. Сегодня же у нас какой-то ненормальный симбиоз: есть областные советы, у которых очень серьезно ограничены полномочия. Поэтому сегодня мы решаем, кому выделить очередной участок под очередную копанку или какие-то кадровые назначения.

А обращения к Ющенко – это вообще какая-то показуха. Не вижу в них никакого смысла. Это опять-таки политизация.

 – Не отбивает ли это ваш интерес к политике?

– В политике много каких-то течений, интриг. Поэтому бизнес для меня по-прежнему является основным, а политика – это средство выражения себя как бизнесмена.

 – Вы намерены участвовать в концессии аэропорта Луганска. Нет ли опасений, что и здесь, как с «Луганскводой», появится нужная компания?

– Естественно, сомнения есть. Нам аэропорт нужен, потому что это подразделение нашего бизнеса. Есть «Луганские авиалинии», должен быть и аэропорт. Есть серьезные опасения, что появится какая-то компания, которая захочет забрать аэропорт как недвижимость, как возможность получить какие-то площади. Поэтому я совершенно уверен, что появятся компании, которые тоже захотят поучаствовать в этой концессии. Но будем бороться.

 – Какие планы насчет дальнейшей работы «Луган­ских авиалиний»?

– Нам нужно развивать региональные полеты: направления на Львов, на Симферополь, Одессу. Есть идеи по поводу Санкт-Петербурга, по поводу Баку, Тбилиси. Начнем реализовывать их уже с этого года. Востребованность в самолетах будет расти. Времени становится все меньше, оно становится дороже, поэтому позволить себе 20 часов катиться в поезде могут не все. И поездки на автомобиле при сегодняшних ценах на бензин тоже невыгодны.

 – Владимир Владимирович, как вы думаете, почему в области нет мощных финансово-промышленных групп, своих олигархов?

– Почему у нас не получилось? Ну, я думаю, тут исторически сложилось так, что руководство области со времен независимости не поставило задачу создать здесь какую-то свою мощную бизнес-структуру. Получалось так, что заходил кто-то из Днепропетровска и говорил – мы крутые! И местное руководство поддерживало их в ущерб своим, очищая поле именно для днепропетровских. Приходили точно так же люди из Донецка. Те же американцы, которые владеют сегодня северодонецким «Азотом», россияне, которые владеют лисичанским заводом. А нашим просто не дали, их не поддержали. Я считаю, что это плохо. Пусть человек и в «мерседесе», а не в автобусе ездит по этим дорогам, по этой земле, но он все равно видит то, что происходит, и будет реагировать на проблемы области. Совсем другое дело – сидеть где-то в Америке и просто считать деньги.

 – И последнее. Почему проект производства бензина из угля постигла плачевная участь?

– Занимаясь своим бизнесом, я видел предприятия в Америке, которые сегодня производят бензин из угля. То есть говорить, что это была профанация, неправильно. Технически это возможно. Естественно, это очень дорогостоящие проекты – нужны сотни миллионов долларов. Но с другой стороны, если мы богаты углем, то почему не смотреть в будущее? Я думаю, что здесь больше стоял политический вопрос: если бы эту идею выдвинула Партия регионов, наверное, она была бы поддержана.
4874
комментарии powered by Disqus

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине

Последние новости

09:17

Россия снова отправила «ДНР» и «ЛНР» детское питание

09:00

Энергоснабжение Авдеевки восстановлено

18:00

Переселенцы пытаются через суд заставить Пенсионный фонд выплачивать им пенсии

17:36

Почему водителям на Луганщине теперь лучше платить долги вовремя

17:12

Пограничники сообщили хорошую новость по КПВВ

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
 

   Copyright © 2015 «Комментарии:», все права защищены

Система Orphus