ДОНБАСС

Главный «луганский рейдер» Лозовский: «Я давно утратил восприимчивость к словам. Только дела и цифры»

0

Эдуарда Лозовского рейдером называют часто. Год назад так охарактеризовал председателя правления «Укркоммунбанка» коллега по Партии Регионов Герман Кудинов, обвинив Лозовского в попытке захватить ОО «Луганское кабельное телевидение». Скандал тогда начался из-за якобы прошедшей по каналам, которые ретранслирует ЛКТ, «бегущей строки» о ликвидации банка.

Теперь вот „главным рейдером” Луганска окрестил Лозовского и глава Наблюдательного совета ЗАО «Термо» Александр Паршин. Паршин, много лет критиковавший политику местных властей и обвинявший ее в построении преград его бизнесу, полгода назад решил обменять свой контрольный пакет акций «Термо» на 5 с небольшим процентов TBM Holdings, президентом которой является Лозовский. Теперь Паршин говорит, что его «кинули». О своих соображениях по поводу рейдерства, обвинений Кудинова и Паршина, а также о концессии «Луганскводы», легализации бизнеса по добыче песка и отчуждении 2,7 га земли у ДОК «Южный» в Крыму Эдуард Лозовский рассказал «Времени Луганска». 


— Эдуард Моисеевич, «главный рейдер Луганска» – это комплимент для вас? 

— «Рейдер» - это такое модное слово, которым, видимо, теперь детей пугают. Вопрос не в слове, а в том, что за ним кроется. Честно говоря, любое упоминание в прессе для бизнеса является плюсом – намного хуже, когда бизнесмена не знают. Мы умеем отстаивать свои интересы и те, с кем мы работаем, это хорошо знают. А последняя история с Паршиным станет для наших партнеров очередным подтверждением того, что нам чужого не надо, но и своего мы не отдадим. Я уже больше 17 лет занимаюсь бизнесом, и поэтому давно утратил восприимчивость к словам – воспринимаю только дела и цифры. 

— Александр Паршин говорит, что вы его «кинули», не выполнив условия договора. А вы молчите – почему? 

— К этой лживой пропагандистской кампании очень хорошо подходит народная мудрость о том, что «на воре шапка горит». Почему я не комментирую заявления Паршина? Не считаю нужным. Мы - солидная компания, занимаемся делом, а шоу-бизнес – это не наше. Что произошло на «Термо»? Видимо то, что и должно было произойти. Мы понимаем, как после развала Союза директор сделался собственником предприятия.

Дискутировать можно по поводу оценки фактов, а все, что написано и сказано Паршиным, фактов не содержит - кроме того, что Паршин продал, а TBM Holdings купил у него весь его пакет акций предприятия «Термо». Переговоры по этому поводу шли полтора года. 16 июля 2007 года мы подписали бумаги. Сделка обошлась нам в 5,5 млн. долларов – поэтому, как вы сами понимаете, юридическая проработка была проведена на соответствующем уровне. Одним из наших условий было то, что Паршин – мы его тогда считали опытным управленцем – продолжит руководить предприятием. Это сейчас распространенная практика. До покупки предприятия экономические документы, которые он нам показывал, были очень красивыми. На первом после покупки предприятия собрании акционеров Паршин присутствовал по нашей доверенности, влиял на формирование руководящих органов предприятия. Но когда новые собственники решили посмотреть на реальное экономическое состояние «Термо», то выявили огромное количество нарушений и даже преступлений, совершенных должностными лицами ЗАО «Термо», большая часть которых являются родственниками Паршина. Все это мы изложили в нашем заявлении в правоохранительные органы и все это проверяется. Вся отчетность, которую нам предоставляли перед покупкой, была полностью сфальсифицирована. Предприятие в течение нескольких лет является банкротом, не может обслуживать взятые кредиты и выплачивает их и проценты по ним только за счет вновь взятых кредитов. Деньги из ЗАО «Термо» вымывались на компании, подконтрольные

родственникам Паршина, и как потом использовались, надеюсь, прояснит следствие. Когда мы все это выявили - начали задавать ему вопросы. Ответов на них мы не получили. Пришлось действовать – мы сменили руководство предприятия, 29 декабря провели собрание акционеров. Когда Паршин понял, что его действия пресечены, то начал пропагандистскую кампанию. Наши деловые отношения строились нормально, пока мы не захотели полностью вступить в свои права как новые владельцы контрольного пакета акций предприятия. Как только мы это сделали, сразу стало понятно, почему Паршин продал пакет акций «преуспевающего» предприятия – на самом деле оно было им выпотрошено и выброшено. 

— Год назад вас в рейдерстве обвинял еще и директор «Луганского кабельного телевидения» Герман Кудинов. Чем закончилась история с бегущей строкой о ликвидации «Укркоммунбанка»? 

— Прокуратура расследовала уголовное дело, но Ленинский райсуд не усмотрел в действиях работников ЛКТ состава преступления, а г-н Кудинов в суде утверждал, что никакой бегущей строки не было, потому что он является членом Союза журналистов и такими делами не занимается. Поэтому всем остальным придется убедить себя, что собственным глазам верить нельзя.

Но ведь понятно, что бегущая строка была следствием, а причина всего – моя позиция как депутата областного совета и председателя постоянной комиссии по вопросам коммунальной собственности, использования природных ресурсов: ОО «ЛКТ» было незаконно изъято из коммунальной собственности. И я подтверждаю эту позицию – я сторонник возврата этой собственности. Это мое мнение известно и Кудинову, и его партнерам по этим операциям. И видимо этим объясняется и бегущая строка, и эти бесконечные шоу с клеветнической информацией. Сейчас готовятся соответствующие судебные иски – мы не согласны с решением Ленинского суда, и постоянная комиссия по вопросам коммунальной собственности инициирует разбирательство – как коммунальное предприятие попало в руки частного собственника? 

— Как движется конкурс по передаче «Луганскводы» в концессию? Когда Луганский областной совет рассчитывает определить концессионера? 

— Известно, что соответствующая программа разработана, свой интерес к компании высказывали два крупных российских предприятия, австрийская, французская, немецкая и израильская фирмы, также бизнесмены из ОАЭ. Претендентов на «Луганскводу» могло бы быть много, но решением Алчевского городского суда подготовка конкурса приостановлена. Я не знаю, в каком состоянии это дело сейчас, но уверен, что областной совет будет оспаривать это решение - никаких ни законных, ни нравственных оснований для этого совершенно не существует. 

— По вашему мнению, кому это выгодно? 

— По моему личному мнению, подоплека этого дела может быть политической. Политическая борьба у нас построена по принципу «чем хуже обществу, тем лучше отдельным политикам». Я не знаю ни одного претендента, который подал бы заявку на участие в концессионном конкурсе, а ее бы не приняли. 

— Как вы относитесь к скандалу со строительством «МЕТРО-2»? Спор идет вокруг площадки, которая находится в непосредственной близости от строящегося жилого комплекса «Новый город». 

— «Новый город» строится, к августу будут сданы первые 18 домов – это 162 квартиры. Сейчас начали проектирование второй очереди, в том числе обещанного детсада. Но строительство МЕТРО недалеко от нового жилого комплекса никакого отношения к нему не имеет. Насколько я знаю, существует целая программа освоения прилегающих к «Новому городу» территорий – там планируется строить и «МЕТРО», и «Новую линию», еще несколько современных торговых комплексов. Чем их будет больше – тем лучше. Везде в мире торговые комплексы строят на окраинах. Но мы все живем в этом городе и независимо от сферы деятельности и занимаемых должностей дышим одним воздухом, хотелось бы, чтобы этот воздух был чистым. Иностранные компании уделяют большое внимание экологии. Поэтому я думаю, что эта ситуация непосредственно с «МЕТРО» не связана – она имеет луганское происхождение и ответы на все вопросы нужно искать здесь. 

— Правда ли, что Луганский областной совет передал вам 2,7 га земли на территории детского оздоровительного комплекса «Южный» в Крыму? 

— Нет, неправда. На предпоследней сессии облсовета обсуждался вопрос, связанный с земельным участком, который когда-то был выделен ДОК «Южный». Этот участок площадью в 2,7 га вытянут вдоль берега реки Альма, не имеет выхода на берег моря, отделен от него постройками. Он был выделен ДОКу около 7 лет назад, но не осваивается. Многократно Луганский областной совет и ЛОГА получали письма с предупреждениями от сельского совета, который владеет участком, о том, что если участок не будет использоваться, то местные власти его изымут – закон дает им такое право. Туда много раз выезжали разные комиссии, которые решали, что там строить. 3 раза вопрос рассматривался на заседаниях Совета Регионов, предлагалось даже построить там нечто вроде областного пансионата – но все упирается в отсутствие денег. И последней каплей, которая побудила областной совет принимать решение по этому участку, стало начало процедуры изъятия участка у ДОК «Южный» местным советом. Каким-то бизнесменам сельсовет уже дал доверенность на представление интересов в суде – дальше все становится понятным. Руководитель ДОКа в очередной раз изложил обстоятельства в письме к облсовету и попросил инструкций. Денег ни на что опять нет, поэтому было решено искать инвестора. Среди первоочередных нужд лагеря – постройка очистных сооружений. Своих нет, ДОК подключен к поселковым, поселковые принадлежат частнику, который повышает плату каждый год и она дошла уже до каких-то совершенно несуразных сумм. А с этого года владелец очистных сооружений вообще лагерные стоки принимать отказывается, а значит, лагерь может не открыться вообще. Цена вопроса –1 млн. гривень. Луганский же областной совет ежегодно выделяет в развитие всего лагеря всего 1 млн. гривень – больше дать не может. Был разработан инвестиционный договор, и депутаты предложили дополнить обязательства инвестора еще чем-то кроме строительства очистных сооружений. Сейчас  эти дополнения рассматриваются в депутатских комиссиях, и на сессию он выноситься уже не будет. Инвестора будет определять руководство ДОК «Южный», если, конечно,  к тому времени еще не отпадет в нем необходимость - мы знаем, что крымские бизнесмены работают над вопросом изъятия этого участка. 

— Ваши структуры будут претендовать на право застройки участка? 

— Еще не знаю. Посмотрим, какие условия предложит областной совет.  

— Сколько стоит этот участок земли, если сельсовет захочет его продать? 

— Примерно от 1 миллиона до 1 миллиона 200 тысяч долларов. 

— На двух последних сессиях депутаты упорно не голосуют по вопросам выделения участков для добычи песка. Причем этот бойкот сопровождают еще и серьезные споры. Раньше такой активности депутатов не было. Что произошло? 

— Комиссия по вопросам коммунальной собственности и использования природных ресурсов и Луганский областной совет в целом согласны с тем, что нужно пресечь незаконную добычу и оказать максимальное содействие тем, кто хочет работать легально. Сегодня же решения, которые одобрены комиссиями, фракцией ПР, президиумом областного совета, на пленарном заседании нужного количества голосов не получают. Могу только предположить, что есть очень мощные силы, которые пытаются помешать добывать песок легально тем, кто этого хочет. Все эти вопросы проходят через комиссию по коммунальной собственности, мы обсуждаем их по несколько раз. Но на комиссии голосуют поднятием рук, а в сессионном зале - нажатием кнопок. И если и в этот раз будет такая ситуация, я буду вносить предложение голосовать поименно. Страна должна знать своих героев – тех, кто препятствует легализации этого совершенно черного в Луганской области бизнеса. 
6573
комментарии powered by Disqus

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
Погода
Погода в Луганске

влажность:

давление:

ветер:

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
 

Нажмите «Нравится»,
чтобы читать «Комментарии» в Facebook!

Спасибо, я уже с вами.

   Copyright © 2015 «Комментарии:», все права защищены

Система Orphus