ДОНБАСС

Сеанс терапии для жителей Луганщины от социолога Кононова

0

Сеанс терапии для жителей Луганщины от социолога Кононова

Круглая дата существования будь-то страны, области или города – это хороший повод посмотреть назад в прошлое, осмыслить и понять все этапы становления и принять решения о будущих шагах.

Празднование 70-летия Луганской области – это неплохой повод заняться всем этим. Луганск-proUA попытался взяться за непростое дело. Помочь разобраться с прошлым, настоящим и будущим Луганщины мы попросили заведующего кафедрой филологии и социологии Луганского национального университета им. Т.Г. Шевченко, профессора Илью Кононова.

Он дал своеобразный сеанс психотерапии для жителей и власти региона.

- Илья Федорович, в своих исследованиях вы поднимаете проблему противоречий в межрегиональных отношениях Запада и Востока Украины. Что послужило причиной формирования этих противоречий?

- В основе лежит непонимание истории друг друга. Например, Донбасс как регион в основном сформировался к концу 19 века в результате двух мощных переселенческих потоков, которые шли и из украинской губернии, и из российской губернии. Здесь осуществлялся украино-русский культурный синтез. Но преобладает русский язык.

Почему же русский язык начал преобладать, хотя украинский и русский переселенческие потоки были равными? Рабочие ехали в Донбасс, чтобы заработать деньги, чтобы купить землю или лошадь, или еще что-то. Все мигранты думали, что статус рабочего для них временный. Для них крестьянская деятельность была более желанной.

У украинских мигрантов легче получалось быть сезонниками, они жили ближе, и когда начиналась весна, они уходили сеять. А на рудниках, заводах и шахтах Донбасса концентрировались русские рабочие, которые не могли уходить к себе на родину за тысячи километров.

Поэтому в протогородских поселениях вокруг рудников и металлургических заводов возникло преобладание русскоговорящего населения, но украинское население было здесь на втором месте по численности, евреи – на третьем. Причем, Донбасс формировался практически без участия культурной элиты, потому что проживание и работа здесь были непрестижны, тяжелы. Те же, кто выполнял роль элиты, часто вообще были иностранцами, которые не понимали тех культурных процессов, которые здесь разворачивались на простонародном уровне.

- Верное ли утверждение о том, что Луганщина пророссийский регион?

- Существует очень много предрассудков особенно на уровне Киева, что Донбасс -русифицированный регион. Но руссификация возможна только в том случае, если изначально регион был украинским, а его насильственно сделали русскоязычным. Но на самом деле, здесь с самого начала формирования региона было два основных языка. И взаимодействие между двумя переселенческими потоками было нормальное, не было никаких групповых, коллективных конфликтов.

Некоторые села были исходно полностью русские. Примером может служить Городище, где жили старообрядцы, и где законсервировался старый русский язык. Также сюда переселяли, кроме русских и украинских, польских военнопленных. Так что, этнической чистоты здесь изначально никогда не было.

Одним из сильных стимулов в моей научной работе была обида на тех, кто пытался перечеркнуть исторический опыт нашего региона. Были даже такие, кто позволял себе рассуждать, что здесь проживает биомасса, которой нужно придать форму, что Донбасс регион-извращенец, который отклонился от нужного пути развития. Вообще о регионе мало, что известно. Проблемы конфликтов регионов нельзя вытеснять в подсознание, иначе в обществе возникнет невроз. С помощью социологии необходимо осуществлять социальную терапию.

- Год назад Вы заявляли, что конфликт в межрегиональных отношениях не будет разрешен, пока этим вопросом не начнет заниматься политическая элита. Что нужно для того, чтобы она все-таки начала заниматься этим вопросом? И кто такая по-сути политическая элита Луганщины?

- Межрегиональный конфликт постоянно используется политиками. Он начал использоваться в начальный период правления Кучмы, и, я думаю, сознательно. Региональные противоречия провоцировали для балансировки социально-экономических противоречий. Чтобы избежать массового взрыва, где Восток и Запад были бы вместе против правящей группы, власть пошла по пути разжигания межрегиональных и межкультурных противоречий. Разменной монетой стал русский язык.

Сейчас, после 2004 года, все поняли, что перегнули палку. Но все равно эти технологии мобилизации электората продолжают использовать. Что называется - тупо используют дальше. В 2004 году это сработало, но сейчас в народе уже произошло отрезвление.

У нас в обществе преобладает политико-экономическая элита. Это те люди, которые имеют определенное состояние и приумножают его через политику. Все зависит от договоренности между группами этой элиты. Когда-то они поймут, что воздействовать на электорат через разжигание конфликта - это в стратегической перспективе неэффективно. Но пока этого понимания я не вижу. Пример Северодонецкого съезда-2 и публикации про возможность отдельного существования Галичины – это подогревание конфликта. Но эффекта уже нет. Поэтому когда элита поймет невыгодность продолжения этой линии, тогда можно будет уладить межрегиональный конфликт. Но для этого в обществе должно утвердиться понимание, что единство страны – это общая ценность, которая не подлежит обсуждению.

- Меняются ли политические предпочтения украинцев или остаются такими же полярными: Запад поддерживает «оранжевых», Восток – ПР?

- Политические ориентации сохранились те же. У нас безусловно преобладает Партия регионов, на Западе население в своей массе переориентировалось на БЮТ. Интеллектуалы голосовали в Галичине за НСНУ, потому что радикализм Тимошенко их пугает.

Но разочарование в обоих регионах нынешней элитой очень заметно. В массовом сознании сейчас предпосылок для примирения между регионами намного больше.

- Как Вы думаете, «наелись» ли жители региона политики?

- Можно и так сказать. Люди уже не готовы идти на войну ради чьих-то чужих интересов. Они уже поняли: их используют, и их интересы лежат совершенно в другой плоскости. Пришло отрезвление и желание искать компромиссы.

- В последние годы ощущается всплеск интереса к молодогвардейцам. Не кажется ли Вам, что в этом всплеске видно больше политики, нежели патриотизма?

- Нельзя подходить к исторической памяти так, как у нас пытается это сделать центральная власть, т.е. взять и заменить одних героев на других. Нам сегодня бессмысленно доигрывать чужие войны. Ющенко издал указ о праздновании годовщины Конотопской битвы. Более неуместного решения я просто представить не могу! Нам что, сейчас самое главное постоянно углублять непонимание с Россией? В Европе народы, которые веками воевали, ищут возможность преодолеть старые исторические травмы. Мы же будем эти травмы углублять и даже создавать новые? Думаю, интеллектуалы в этом случае должны высказать свое мнение.

Я считаю, что историю нужно знать в полном объеме, ничего из нее не выбрасывая. Но еще раз хочу сказать, что не нужно втягиваться в войны мертвых. Иначе такое участие нас может утянуть в царство теней. Украина нуждается в перспективном видении будущего, своего и всего мира. Именно это будущее должно задавать главный вектор нашего движения. Будущее, а не прошлое! Тогда и возникнут предпосылки для настоящего единства Востока и Запада страны.

Что касается «Молодой гвардии», области нужны сильные символы, как бы опорные знаки, чтобы население области идентифицировало себя. Но вместе с тем, героев «Молодой гвардии» лучше чтить, не втягивая в современные войны. А то у нас в области Булавинское восстание праздновали так, как будто бы Кондратий был основателем Партии регионов.

- Илья Федорович, скоро Луганская область отметит 70-летие. Как вы думаете, затронет ли это патриотические чувства жителей региона? Либо просто отпразднуем очередную дату?

- Наши элитные группы будут стараться мобилизовать население. Потому, что они понимают - от консолидации области зависит исход следующих выборов. Но с другой стороны, несомненно, что это и в общих интересах. За 70 лет существования Луганская область превратилась в единый социально-политический организм.

- Скажите, к чему стремятся сейчас луганчане? Кто их идеалы и кумиры?

- Есть, конечно, определенный региональный патриотизм, он выражен достаточно выпукло. Особенно, в сравнении с областями центра Украины. Но выражен и гражданский патриотизм. Во всяком случае, отдать кому-то Львов жители Луганска ни за что бы не захотели.

Что касается устремлений, преобладают индивидуалистические. Стабильно около 80% населения считает, что богатство является мерилом жизненного успеха. То есть, если ты не заработал деньги, то ты ничего в жизни не достиг.

Но люди разделяются, когда выясняешь их личную стратегию поведения в обществе, где главным мерилом жизненного успеха стало богатство. Мы с коллегами при этом используем терминологию выдающегося американского ученого Роберта Мертона. В регионе около 10% инноваторов, то есть людей, которые будут добиваться богатства любыми средствами. 30-40% людей – это конформисты. Это те, кто принимают ценность богатства, но готовы добиваться его только законными средствами. Следующая категория – это ритуалисты, те, кто не верит, что сможет добиться успеха, но следуют принятым формам поведения Ретретисты – это те, кто отбрасывает и ценность, и средства, и убегают - кто в семью, кто в лес, кто в религию. И последняя группа - это бунтари, считающие, что ценность нужно переменить на другую, и само общество перестроить. Таких людей в регионе тоже много, около 30%. Привожу средние цифры за десятилетия измерений.

Это свидетельствует, что в отношении к богатству в области наблюдается ценностный конфликт.
У нас очень маленький радиус доверия между людьми, мы доверяем только близким. Это недоверие нам мешает решать большие проблемы. Большинство нашего населения весь социальный мир делит по принципу «мы и они». То есть мы – это простые люди, которые страдают, а они – эта элита.

Неслучайно же в нашем обществе столь популярными стали фентези в стиле «Дозоров» Лукьяненко, где действуют волшебники и простые люди, которые для них как кормовая территория. Это архетипическое описание той ситуации, в которой большинство населения сейчас находится. Население воспринимает себя как кормовую массу для элитных групп. Отсюда кризис легитимности элитных групп. Поэтому нет доверия к ним.

Но, тем не менее, и спасителя ждут из элитных групп. Так объясняются феномены и Януковича, и Ющенко, и Тимошенко. Это парадоксальная ситуация.

Но жители Донбасса более энергичные и прагматичные, чем в других регионах.

То, что мы не умеем улыбаться друг другу, не умеем ценить других людей, ставя себя центром социального и мира и рассматривая, как Господа Бога, и крайне остро переживаем поражение в споре – это тоже наша особенность.

Но население себя должно понимать. Поэтому социологи должны проводить сеансы психотерапии и для народа, и для власти.

Новости партнеров

Loading...

Последние новости

13:06

На Донетчине остается неизвестной судьба более 1,2 тыс. человек, пропавших за время АТО

12:36

Тука пояснил, есть ли шансы, что Украина признает «дипломы» вузов «ДНР» и «ЛНР»

12:16

Луганск снова получает украинскую воду

11:57

В Мариуполе показали пришедшую зиму (ФОТО)

11:36

В Лисичанске из-за гололеда перекрыли один из мостов

Архив

donbass.comments.ua

block2

donbass.comments.ua
Загрузка...

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине

   © «Комментарии:», 2014

Система Orphus