ДОНБАСС

Экс-глава Луганского облсовета Леонид Дайнеко: Надо поднимать на щит человека труда

0

Среди самых богатых людей Украины немало бывших руководителей Компартии, особенно тех, кто имел дело с ее имуществом. Из некоторых председателей областных советов тоже получились полновесные капиталисты.

Леонид Иванович Дайнеко – председатель Луганского областного совета с 1996 по 1998 год, депутат Верховной Рады III созыва – к новоявленной буржуазии не примкнул и говорит о бывших партийцах-бизнесменах, что они не в ладах с совестью. Ныне он – заместитель начальника секретариата Уполномоченного ВР по правам человека.

Взгляды у вас, Леонид Иванович, остались по-прежнему коммунистическими?

– Сейчас говорят – «коммуняки, Ленин, Сталин». А во взглядах этих есть главное: социальная справедливость. Идеальной справедливости достичь трудно, но приблизиться к ней можно. Все, что было хорошего в Советском Союзе, необходимо уже не столько сохранить, сколько возвратить. Мы потеряли очень много: моральные ценности, воспитание людей, бесплатное образование, доступное здравоохранение. Если мы не будем вкладывать деньги в человеческий фактор, то мы отстанем безнадежно.

Сейчас по телевидению постоянно показывают разврат, насилие, мошенничество. Одним понятно, что это плохо, этого не надо делать. А для других это – руководство к действию. Это да еще постоянная реклама постепенно заменяют нам идеологию.

А вот производство у нас совсем не пропагандируется. Я посмотрел книгу «Луганщина XXI век». Хорошее издание, но там ни одного рабочего человека. Одна «элита»… Надо поднимать на щит человека труда. Это не порочит ни рыночную экономику, ни нынешние взгляды на общественное развитие. Человек труда должен быть всегда в центре внимания…

Теперь вот говорят: «Нам нужен средний класс». Они понимают, что сильный отрыв богатых от бедных-голодных грозит неминуемым «последним боем». Поэтому надо создать «средний класс», амортизирующую прослойку.

– Не сказал бы, что процесс идет очень успешно.

– Я думаю, со временем мы отработаем систему, как в Швеции или в Германии. Но должно пройти большое время, чтобы она состоялась.

Власть должна принадлежать народу – реальная, а не мифическая. А движение в странах старой демократии есть – посмотрите, какие акции протеста во Франции происходили, в США обстановка осложняется…

– Но нашу-то буржуазию это не пугает!

– Буржуазия понимает, что нельзя доводить человека до отчаяния, потому что будет плохо. Вот они и говорят о «среднем классе». А условия пока… И безработица есть, и оплата труда не всегда достойная. И люди сравнивают с тем, что было раньше – приемлемая квартплата, стабильные цены.

– Это отчего происходило? Государство компенсировало разницу между реальной стоимостью товаров-услуг и ценой для граждан?

– Да, цены регулировали. Можно было большую зарплату платить, но тогда бы было меньше возможности регулировать цены. Но вы же посмотрите: детские садики, пионерские лагеря, больницы – все финансировалось и все работало. Весь механизм работал, государство финансировало. Не вывозились капиталы за границу.

– Суммы, которые государство раньше пускало на компенсацию этой ценовой разницы, распределены сегодня иначе – в «Лексусы» и трехэтажные особняки.

– Вы правильно думаете. Сегодня я, хоть и интересуюсь, не знаю: сколько сидит нахлебников на газовой трубе, на энергетике, везде, где делаются деньги. Они крышуются высоким начальством, и к ним нельзя подобраться. Деньги, на которые могли решаться социальные вопросы, себе присваивают. Поэтому абсолютное большинство людей – 70 – 80 процентов – живут на грани выживания.

– Вы руководили облсоветом в то время, когда формировалась нынешняя финансово-промышленная элита, олигархи. Почему этого не произошло в Луганске?

– Можно отметить две области, где реформы прошли быстрее – Донецкую и Днепропетровскую. И я бы не сказал, что там этот переход был легче. В Донецкой больше было трагедий, заказных убийств, погибло больше людей, связанных с производством. Эффективным производством, где можно было получить прибыль. А когда был накоплен капитал, дончаки оказали влияние на нашу область – многие предприятия оказались в их руках. Естественно, эти предприятия тоже стали работать на Донецкую область.

Да, элита есть в любом обществе, но лично я считаю элитой ученых, поэтов, писателей. Они заявляют о себе своим трудом и талантом. У нас же сейчас «элита» проявляет себя разве что светскими вечеринками…

– …и солидными состояниями. Сейчас элитой чаще называют просто самых богатых людей.

– Вот. А это не соответствует действительности, потому что богатство достается иногда нечестным путем. Какая элита? Если ученый или художник что-то создал для общества, он должен получить вознаграждение за свой труд. А те, кто нечестным путем прихватил народную собственность – я не отношу этих людей к элите.

– Кстати, почему у вас не оказалось собственного бизнеса? Вы занимали такие должности!

– У меня даже мысли не зарождалось что-нибудь захватить, к чему-то примазаться. И сегодня, если вернуться в те годы, я бы на это не смог пойти.

Сейчас многим можно сказать: «Вы раньше были у руля, и теперь у руля. Только тогда раньше рулили в одном направлении, а теперь в другом». Ну, есть люди, которые, видимо, не совсем в ладах со своею совестью, со своими принципами. Они оправдываются тем, что «дают рабочие места». Может быть, в этом есть резон, не знаю.

– Видите ли вы сегодня политическую силу, которая готова работать для народа?

– В этом году исполняется 50 лет, как я в Коммунистической партии. Да, то была партия. За что отвечает партия, было четко изложено в Программе, закреплено в Конституции. И если возникали какие-то неполадки в области, в районе – первый секретарь отвечает, потом уже председатель исполкома. А теперь даже в названиях партий… Вот что это такое – «Партия регионов»?

– Ну, это партия, которая обещает бороться за права регионов, местного самоуправления.

– Да, да, да. Но вот они были при власти. Что они сделали для укрепления местного самоуправления? Практически ничего.

Я работаю в институции уполномоченного по правам человека. Приходится иметь дело с огромной массой обращений граждан, права которых нарушаются. И самое главное – права нарушаются органами власти, избранной этими же людьми.

– Парадокс.

– Действительно, парадокс! Как же вы можете? Вы же шли во власть, чтобы обеспечить права этих людей, а вы их наоборот нарушаете. Не обеспечиваете коммунальными услугами, необоснованно повышаете тарифы, жилье доведено до ветхого состояния, масса народа живет в аварийных квартирах. И ведь кабинеты заполнены, все в них сидят на зарплате от этих же налогоплательщиков.

– Из Луганской области много обращений поступает?

– Не скажу, что больше, чем из других областей, но есть, и немало. По Луганску пришлось и с мэром Сергеем Кравченко разговаривать. Луганчанка – инвалид войны первой группы Першина прожила в квартире, которая не отапливается 13 лет!

Можно и другие примеры привести. С детскими садиками трудное положение – особенно в шахтерских поселках, где шахты прекратили работу.

Поэтому люди должны думать: единственным источником власти по Конституции в стране является народ, значит надо объединяться – в масштабах города, региона и отстаивать свои интересы. И именно – избранием достойных людей во власть. Плюс необходимо расширить полномочия местного самоуправления, местных органов власти и дать финансовые возможности.

– Больше налогов оставлять на местах?

– Именно оставлять! Не так, чтобы доставалось только тем, кто сумел выбить в столице. Сейчас бюджеты, хоть и не формируются снизу, как планировалось, но все же часть средств идет непосредственно в города, районы, область… Но местное самоуправление по-прежнему находится в бесправном положении. Несмотря на то, что есть закон о местном самоуправлении, у нас нет базового закона – о территориальной громаде.

Считается, что власть на месте принадлежит ей, но законодательно нигде не определены ее права, возможности. А мэры избираются «демократическим» – в кавычках – путем. Еще существуют и подкуп, и неправдивая агитация, и случайные люди попадают на этот пост. От этого страдают и сам город, и граждане, и обстановка в стране – посмотрите, что делается по Киеву!

– Не думаете ли вы, что если будет больше денег оставаться на местах, то они будут просто разворовываться в больших масштабах?

– Есть такая опасность. Нужен жесткий контроль со стороны органов, которые следят за законностью. Все должно быть регламентировано законом. И нужно дать возможность людям оценивать своих избранников. Раньше депутат отчитывался перед избирателем.

– Но вот Луганскому областному совету хватило власти, чтобы отдать в концессию иностранной – российской – компании всю систему водоснабжения области. Как вы считаете, это нормально?

– Водоканал относится к стратегическим объектам. Энергетика, связь – это стратегические объекты. И когда мы передаем их в управление иностранным фирмам – где гарантии, что они будут четко блюсти интересы наших граждан и нашей страны? Говорить об этом мне трудно – я не видел договора. Но в принципе я противник таких шагов.

Новости партнеров

Loading...

Последние новости

19:12

В Луганске отправили Плотницкого в отставку и назвали имя «преемника»

18:00

Переселенцы могут начинать готовить документы на «Доступное жилье»

17:36

На Донетчине спасают лебедя, побывавшего в «ледяном плену»

17:12

Зеленский опубликовал новое видеообращение (ВИДЕО)

16:46

Завтра до-9, без осадков

Архив

donbass.comments.ua

block2

donbass.comments.ua
Загрузка...

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине

   © «Комментарии:», 2014

Система Orphus