ДОНБАСС

Владимир Ландик: «Дело Ландика» началось после моих слов о том, что поборы ГАИ «крышует» министр Могилев

0

отец депутата Луганского горсовета Романа Ландика, ныне находящегося в СИЗО Луганска, критикует деятельность главы Министерства внутренних дел Анатолия Могилева, а также рассказывает о перипетиях дела против его сына Романа.

На днях Владимир Ландик выступил в ряде СМИ с резкими критическими заявлениями в адрес министра МВД Анатолия Могилева. В частности, народный депутат заявил, что г-н Могилев якобы дал указания отрезать его сыну Роману Ландику ноги, когда тот пожаловался, что у него в СИЗО опухла нога и ему требуется лечение. Это заявление оперативно было опровергнуто главным милиционером страны. Тем не менее, Владимир Ландик продолжает считать, что глава МВД своими действиями уничтожает его семью.

Следует напомнить, что имя Владимира Ландика за последние полгода вспоминается, в основном, в связи со скандалами. Первый раз – в марте этого года – из-за инцидента с инспектором ГАИ, которого избили то ли охранники нардепа то ли лично нардеп. Второй раз – в июле 2011 года героем скандала стал его сын, избивший девушку в луганском ресторане «Баккара».

Видео этой драки сразу же появилось в интернете, а милиция Луганска возбудила против Ландика-младшего уголовное дело. Тот попытался скрыться, но был задержан в России и направлен в Краснодарское СИЗО. Впоследствии Роман Ландик был экстрадирован в Украину, и в настоящее время ожидает суда в СИЗО г. Луганска.

- Владимир Иванович, недавно Вы заявили о том, что Министр внутренних дел Украины приказывал отрезать Вашему сыну ноги и требовал посадить его в камеру к туберкулезникам. Министр сразу же опроверг эту информацию, сообщив, что вам не звонил, да и виделся с вами лишь раз. Так звонил вам министр МВД или нет?

- 15 марта в 19:10 в этой гостинице (наш разговор проходил в гостинице «Киев» рядом с парламентом – НБН) на этом же этаже (четырнадцатом – НБН) мне был звонок на этот же телефон.

Сообщили, что звонят из приемной министра МВД, и что со мной будет говорить министр. И он сказал те слова, которые я уже озвучил.

Теперь министр говорит, что мы один раз встречались. Но это было не раз: в первый раз мы встречались в Крыму на выборах президента, во второй – 15 марта в его кабинете, где он меня «обложил» и сделал во всем виновным. Тогда мы разговаривали в присутствии депутата Верховной Рады Малышева (Владимир Малышев, народный депутат, Партия регионов – НБН).

На следующий день мы снова встречались с министром, уже в третий раз. Я был тогда со своим родным братом, тоже депутатом Верховной Рады – Валентином Ландиком. Тогда разговор у нас получился более-менее нормальным. Но после разговора результатов, – тех, что следовало ожидать, – не последовало. Но я же не могу кому-то приказывать или командовать.

- А какие должны были быть результаты?

- Мы говорили о человеческой морали, о человеческой ответственности. О том, что любая грызня – война в рядах одной команды всегда влияет на рейтинг этой команды. Но вы же видите постоянные высказывания Министра! Вот это и есть результаты.

А я где-нибудь высказывался до позавчерашнего дня, вы слышали? Я нигде не высказывался. Пока не было окончено предварительное следствие. А когда оно закончилось, все зафиксировано и дело уже передается в суд, тогда я сказал, что знаю. В то же время в прямом эфире на многих каналах министр сказал, что Ландик будет сидеть. Потом заявил, что Ландик две недели будет находиться в Харьковском СИЗО.

Откуда господин Могилев это знает? Он что, начальник пенитенциарной системы? Или он ее просил таким образом? В России он просил. Я это знаю. Потому что я был в России и мне все рассказали.

- Известно, что, когда вашего сына задержали в Краснодарском крае, туда ездил кто-то из вашей команды и вы. Можете рассказать, с кем вы встречались в Краснодаре и о чем говорили?

- В России я встречался с руководством края, прокуратуры, с судом, с пенитенциарной системой. Я встречался как отец. И меня там все прекрасно приняли и поняли. Мы обо всем прекрасно переговорили. И мне никто ни в чем не отказал, с меня никто ничего не требовал и не ставил никаких условий.

Когда я сказал, что сын в тяжелом состоянии и ему надо бы врача, его сразу переместили в больницу. И не потому, что я народный депутат, а потому, что я отец и у них тоже есть дети.

- А что было с его здоровьем?

- Состояние здоровья у него было плохое. И сейчас плохое. Тогда у него была сильно разбита голова – о его голову вдребезги разбили 300-х граммовый графин с жидкостью – водкой. Его ведь могли убить! И ему на голову было наложено много швов. Стекло попало в раны. И швы ведь ему снимали в тюрьме!

- Где, в Краснодаре?

- Да.

- На каком этапе сегодня уголовное дело? Известно, когда его направят в суд?


- Закончено досудебное следствие. Сейчас адвокаты знакомятся с материалами дела, после чего оно будет направлено в суд. Ознакомление с материалами адвокаты уже закачивают.

- Насколько нам известно, избитая Романом девушка уже не выдвигает претензии вашему сыну. Это так?

- Она изначально их тоже не выдвигала. Есть ее заявление. Как есть и его заявление. Никто никому претензий не выдвигал.

Это было их частное дело: сами поругались, сами потолкались, сами разберутся. Против этой девушки я ничего не имею. Это ребенок. У нее есть мама. И я ее понимаю. И у меня есть ребенок, и я себя тоже понимаю. Я принес им извинения. И у меня болит душа и за одну, и за другого – одинаково. Как у гражданина. Но как у отца, конечно же, сильнее за своего. Но когда один другого лупит за то, что тот его первый ударил, то это как? Если вы считаете, что это уголовно наказуемо, потому что в общественном месте, тогда против обоих и возбуждайте дело! Почему тому, кто первый ударил и разбил сыну голову – ничего, а тот, кто дальше тягал за волосы и потом они катались по ресторану кубарем – то ему сразу третья часть? (Роману Ландику предъявлено обвинение по ст. 296 ч. 3 УК Украины – Авт.).

Извините, тогда где же справедливость? В милиции дело сына расследует группа из шести человек! Это что, убийство, что его должна расследовать целая группа? А расследуют хулиганство!

Вы знаете, как смеялись все в Краснодаре, когда узнали, что сына хотят посадить за хулиганство? Они спрашивали: «Это как? У нас даже такой статьи нет! Это ведь административное наказание – дали штраф, помирились и идите». Таких инцидентов в каждом ресторане штук шесть за вечер! Так что, мы всю страну пересажаем? Тогда некому в рестораны будет ходить.

- Как вы считаете, почему после драки вашего сына в ресторане поднялось столько шума?

- А вот скажите, в милиции убили студента Индыло. И что его именно убили, признались только сейчас. А признался ли в этом министр? Что убили его сотрудники? А его сотрудники – это значит он! Он за них несет полную ответственность! Он работал в милиции в советское время – он помнит. И я работал в то же время в милиции и тоже помню: если твой подчиненный сделал правонарушение – ты несешь за него полную ответственность. Но убивать, четвертовать, как сейчас происходит в милиции!? И за это никому ничего…

И знаете, в то же время, когда все случилось с моим сыном, в Красном Луче (город в Луганской области – НБН) начальник ИВС убивает свою жену на глазах у годовалого ребенка, потом вспарывает ей живот и по всей квартире разбрасывает кишки.

- Что-то не слышно было про этот случай...

- Вот видите вы какие – журналисты! Вы все уцепились за наш случай и полгода уже – вот Ландик, Ландик! А там на глазах ребенка кишки выпущены! Но вам этого не надо! Вам нужен Ландик!

- Я вам могу объяснить, почему мы освещаем эту тему… (Владимир Ландик перебивает)

-
Поэтому, когда Гриценко сказал, что журналисты – полицаи, я с ним полностью согласен! Ведь вы формируете мнение такое, какое вам хочется! Палец о палец не ударив, никуда не поехав, ничего не проверив. И не спросив другой стороны.

Ведь полгода крутят о сыне и ни разу не спросили мое мнение. Не надо меня, я, может, заинтересованная сторона. Вы съездите туда и спросите в ресторане. Там же было много людей, охрана, посетители! Пойдите и спросите, как это было! Ведь сыну вменяют третью часть – сопротивление обществу! Это что, общество его хватало за руки, а он сопротивлялся, бился, грызся, всех бил и рвался ее убить?! Но на следствии этого никто не подтвердил. Но третья часть есть!

- Вы не ответили на мой вопрос: на ваш взгляд, почему поднялся такой шум? Возможно ли такое, что «заказали» лично вас?

- Ну не я же заказывал эту музыку! Кто-то же утром взял эти пленки! А изъяла их милиция, потом три дня держала пленки у себя, смонтировала и выкинула их в интернет! И ведь смонтировала же! За это судить надо! И рассылку по этому случаю делает не Ландик, а МВД!

- То есть, вас заказало МВД?

- Чего это оно меня заказало? Оно просто популяризирует и раскручивает это дело! Надо было по кабакам не шляться ни ей, ни ему, и тогда не было бы заказа.

- Инцидент случился прямо напротив камер видеонаблюдения. В том ресторане установлено много видеокамер?

- А вот я же вам и говорю: съездите и посмотрите в тот ресторан. Откуда там такое количество камер, почему напротив того столика такой хороший свет, и почему никто из охраны не вмешивался в драку?

Любой нормальный человек должен был эту драку развести! Но никого не было. Домыслы существуют у каждого человека. Но когда домыслы переводят в стадию, что это априори, и что он убийца… А в то же время, в Беловодске Луганской области майор милиции садит весною поле конопли, поле охраняет милиция, и когда два человека приходят попробовать качество конопли – их сначала избивают, а потом майор милиции из табельного оружия этих людей застрелил! И здесь же в посадке закопал! Но его уволили за нецелевое использование земли! И журналисты молчат! Не едут туда, не снимают поле.

- Если интересный случай – поехали бы. Значит, об этом не было никакой информации…

(перебивает)

- А кинутая вам в рот информация из пресс-службы МВД – прямо фонтанирует!

- Потому что информация из официальных и неофициальных источников…

- Но эта же пресс-служба словами министра заявляла, что студента Индыло никто не убивал! Тогда где же ее честность? Больше ничего можно не говорить. А вчера Генеральный прокурор Украины Виктор Пшонка сказал, что студента Игоря Индыло убили. Не побили, а убили! И вот увидите, если милиционерам дадут условно – то это будет хорошо. А вот Ландику – третью часть дать за то, что он поругался с девушкой!

Я не защищаю сына. Но сравнить степень тяжести!? И как милиция все прячет, и как за своего насмерть стоит!

Вспомнить хотя бы ложь сержанта-гаишника о том, что его будто бы избили и он имеет сотрясение мозга, которое, кстати, не подтвердил ни один доктор. И как он сделал экспертизу с грязной одеждой, что он упал в грязь, после того, как его ударили. Но тогда его прокурор спросил: а как ты после того, как прошел экспертизу, еще два часа стоял чистейший, в чистой одежде и тебя сняла видеокамера? Это было 12 марта – тогда была грязь, дождь, снег! Тогда гаишник ответил, что прошел экспертизу на следующий день, и там упал. Это как?

- Это вы о чем рассказываете?

- О ГАИ, помните? Со мной. Это к тому, что вы спросили, откуда все пошло.

Так вот, на своем округе в Ровеньках больше нареканий, чем на гаишников, я от своих избирателей не слышал. Шахтеры ко мне приходят и говорят: Владимир Иванович, нам ваши реформы – пенсионная и так далее – до одного места. Мы, шахтеры, идем на пенсию по своему закону, у нас все хорошо, и что там вы делаете  – мы со всем согласны.

Но мы категорически против, очень против – ГАИ. И считаем, что рейтинг вашей политической силы ничто так не портит, как работа ГАИ. И когда мы с вами берем рейтинги, мы видим, что выше, чем нелюбовь к ГАИ – нет ни у кого. Потому что там поборы. И я об этом на своем Луганском телеканале, где у меня есть еженедельная часовая передача – постоянно говорил. Я понимал, что меня записывало УВД Луганской области и отсылало все в Киев.

И я это же сказал на центральном канале: если имеются такие поборы, то это не работники ГАИ, а организованная преступная группировка! И если берут даже с депутата Верховной Рады, – а ведь они с меня деньги требовали, – то тогда их не «крышует», а возглавляет министр! Вот это были мои слова.

- Хотите сказать, что дело с вашим сыном началось после вашего инцидента с ГАИ?

- Все началось с моих слов до инцидента с ГАИ – что поборы организованы Министром внутренних дел. И все знают, что это дошло к президенту Украины. И он дал ему время исправить ситуацию в ГАИ. Не в уголовном розыске, не в общественной безопасности, а в ГАИ!

И что у нас улучшилось? Ничего! Опять ввели посты, и опять «трусят». А рейтинг политической силы? Хоть министр не является членом этой политической силы, но он является членом команды. Так надо же работать на эту команду, а не кричать, что всех в порошок сотрем!

- Уходя от политики, возвращаемся к сыну. Вы говорили, что его хотели посадить в камеру к туберкулезникам. Это правда?

- Да! Это все мне рассказало Краснодарское руководство. Сказали, что их просил об этом наш министр!

-  Так к туберкулезникам хотели посадить не в Луганске, а в России?

- Да. А в Луганске он и так почти в камере смертников сидит – сырой, где температура 8 градусов. И отца, мать, жену к нему не пускают. А 20 журналистов пустили – пожалуйста, заходите: вот он сидит.

- В пенитенциарной службе Луганска нам сказали, что Роман Ландик на состояние здоровья не жаловался. А вы говорите, что еще недавно он был тяжело больной.

- А что они вам еще скажут? Они его видели? А ведь начальник знает, что сидит сын депутата Верховной Рады. Так пригласи его, послушай.

Тем более, что он знает, что я там всю жизнь проработал. Сидел от него почти через стенку – я в свое время был начальником штаба. Так имейте хотя бы уважение к тем людям, которые там раньше служили, кто старше вас. И земля ведь круглая. И за своих детей подумайте. Нет! У нас сразу – самые плохие условия. А у сына больной желудок, очень плохо с желчным пузырем, забиты желчевыводящие протоки.

Он бледный, желтуха не сегодня-завтра начнется. Ему надо горячее еда, нормальное питание. А что они делают? Запретили горячее питание, обогреватель, там все запрещено! Но только для Ландика. А то, что там и алкоголь, и наркотики проникают – они что не знают? Или этому способствуют?

- А как вы относитесь к тому, что новая власть посадила в тюрьму Тимошенко и Луценко? Они ведь тоже больные, и их держат в таких же условиях.

- Я против любого прессования и любого изолирования. Любого человека, не только Тимошенко и Луценко, а и всех остальных. Я миролюбивый человек. Суды и прокуратура определяют степень этому, но, на мой взгляд, иметь уголовный кодекс 34-го года с датой 62-го – никак нельзя.

Даже в России давно либерализированы многие уголовные статьи. Кто бы там что не говорил о России. Но нам надо, чтобы больше люди сидели, чтобы их больше запугивать! Я не думаю, что это хорошо для наших граждан. И президент об этом говорил: будем менять уголовный, процессуальный кодексы. Он на этом настаивает. Только чтобы исполнители все делали хорошо и поспевали за его мыслями и просьбами.

- То есть, так я поняла, что лично вы против того, что Тимошенко – женщина – сидит в СИЗО?

- Ну, как вам сказать… Я как человек – всех бы выпустил. Но я не прокурор и не судья. Мне жалко всех. Я люблю и кошек, и собак, и лошадей. Я никогда в жизни не обидел ни одну кошку, ни одну собаку. А к людям у меня еще больше жалости.

Чтобы вы больше не задавали провокационных вопросов, отвечу так: я Тимошенко туда не сажал, я не прокурор и не судья, и мне жалко любого от «А» до «Я».

- А вы в своей команде однопартийцев не обсуждали ваш вопрос, не просили вмешаться?

- Нет. Если команде надо – пусть обсуждает. Я думаю, в моем деле принимает какое-то посильное участие и Александр Ефремов (глава парламентской фракции Партии регионов – НБН), и руководитель парламента Владимир Литвин. Я так думаю и хочу в это верить.

 

Новости партнеров

Loading...

Последние новости

18:00

Донетчанам упростили поездки до КПВВ

17:36

Какую погоду ждать в августе

17:16

«ЛНР» отреклась от Клинчаева

16:54

Полиция проверяет информацию о толпе с дубинками в курортном поселке

16:30

Тука пояснил, почему именно сейчас отключили «ДНР» от электричества

Архив

donbass.comments.ua

block2

donbass.comments.ua
Загрузка...

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине

   © «Комментарии:», 2014

Система Orphus