ДОНБАСС

Нардеп Ландик: «Я хочу, чтобы мимо моей могилы проходили люди и говорили: «Царство небесное!» А не плевали на крест»

0

Владимира Ландика представлять луганчанам не нужно. А вот напомнить об одном факте в его биографии стоит. Именно он был основателем Луганской областной организации Партии регионов Украины.

Это я к тому, что народ у нас забывчивый, и кому-то уже начинает казаться, будто истинным лицом самой популярной на сегодня политической структуры в Донбассе (и далеко за его пределами) являются совсем другие люди. И еще одно обстоятельство показалось нам знаменательным. Владимир Иванович от фракции Партии регионов в Парламенте курирует Северодонецк. Поэтому просто грех было не поинтересоваться у него, как он относится к намечаемому на февраль съезду в этом историческом городе

От съезда к съезду

– Можно начинать и со съезда, но мне понравилось высказывание Грицишина в вашей газете. Вы его спросили «Нужен ли этот съезд?» – а он ответил: «Мне, как украинцу, он не нужен». Вы знаете, я тоже украинец, и все, что есть добро для Украины, хорошо и для меня, а все антиукраинское – для меня плохо. Исходя их этого, и хотелось бы построить наш диалог.

Я был участником первого съезда. Мы видели в нем ответ Львов­скому областному совету, который принял свое решение не подчиняться решению ЦИК о том, что президент – Янукович. Это что? Отделяться от Украины, получается?.. Вот в этом мы видели предназначение съезда. Но то, что получилось потом... Съезд – он был эмоциональным, да и все. Но когда после него стали раскручивать эту тему, чтобы не тронули того же губернатора, чтобы командовать всю жизнь областью одной и той же группе лиц – и этим дергать за хвост всю Украину?.. В этом я солидарен с Грицишиным.

Меня возмущает, когда партию начинают использовать в своих корыстных целях единицы – а втягивается в это вся партия. И сами члены ее понять не могут, в чем же дело: говорили одно, а получилось другое.


Я не говорю о Партии регионов, но так кончила НДП, так кончила СДПУ(о). Их лидеры решали личные проблемы с руководством страны, использовав для этого свои партии, а в итоге партии практически исчезли – что одна, что другая. Поэтому я и говорю: нам так нельзя делать; нам надо вести открытый диалог с избирателями, и – особенно – с членами партии. Чтобы они понимали и видели, к чему мы идем, и как мы идем. Это должна быть наша стратегия.


Ведь за три года до съезда 2004 года в Северодонецке тоже был сбор, на котором делали «За Еду!». Четыре партии чисто механически объ­единили в блок (потом к ним еще присоединили пятую, ПППУ). Так вот, партии, которых в области, можно сказать, никто не знал – вдруг возглавили и выборную кампанию, и списки составляли, и пришли в Парламент. А те, кто партию строил, кто идеологию вводил – те остались за бортом. За ресурс – материальный и людской – одной партии, живой, Партии регионов – были сделаны выборы «За Еду!», но если бы «Еды» не было, сама Партия регионов набрала бы не 14, как «За Еду!», а все 28, а то и 30%. Это в области. И в Украине мы набрали бы вдвое больше, если бы не взяли на себя весь негатив, всю гадость от этих партий.


Попутчики или наездники?

– Но ведь вы же тогда возглавляли областную организацию Партии регионов…

– Я. А секретарем исполкома всей партии был Виталий Гайдук. Я с ним неоднократно встречался в Донецке, в офисе ИСД на Щорса – мне было интересно, как строить партию. Я знаю, как делать бизнес-проекты – я этому учился. За рубежом, и не в одной стране. Учился рекламе, маркетингу. Партия – это то же самое, только слишком грязно. Вот если бы партия делалась, как бизнес – было бы намного чище. И вот когда мы с Гайдуком обсуждали эти темы – мне очень понравился его подход. Состоял он в том, что мы не должны ни в коем разе уступать линию, кривить – а идти прямо. В оппозиции – значит, одна линия, но – прямая! Власть – другая линия, но тоже прямая. Когда же начала делаться «Еда», начались подковёрные договоры – Гайдук ушел.


– Именно тогда он ушел из партийного проекта?

– Да. Мы потеряли одного из лучших менеджеров в Украине, а может быть, и в Европе. Как менеджер, он показывал, как надо идти, а я приходил и все на бумажку записывал. А потом вспоминал, чему меня учили и что он говорит – так все ж совпадает! И когда мы начали терять авторитет, так именно из-за того, что этого мы не выполнили. Но я не хотел бы комментировать действия всей партии – это не мой уровень. А если говорить о нашей областной организации, то почему мы делаем тот же Северодонецк? Если для того, чтобы поднимать ее рейтинг, так для начала надо было его не опускать. А чтобы не опускать – опять же, обращаясь к той, первой стратегии – линия должна быть прямая, открытая и понимаемая всеми членами партии и избирателями.

Мы пришли к власти в области на подъеме – и к нам тут же примкнуло много бывших членов других партий. Зачем они к нам шли? За одним: получить должность. Не должность в партии, для ее строительства – чиновничью. Для того – мы все понимаем – чтобы набивать личный карман в полностью коррумпированном государстве. Конечно, залезая в карманы предпринимателей, граждан и катастрофически гробя имидж той партии, которая их выдвинула.


Когда мы проводили последнюю партконференцию перед Новым годом в Украинском театре, я сидел в президиуме и смотрел, кто же у нас представляет сегодня партийную организацию области. Я ее собирал, я ее создавал с самого начала и теперь видел в зале в основном чиновничью рать. Тех, кто пришел в партию с самого начала, я в зале не видел. Были, говорят, но их посадили на балконе, у задней стены – северодонецкую организацию. Чиновники давно вытеснили тех, кто создавал организацию, строил – и сделал имидж! Партия строилась, можно сказать, как оппозиционная областной власти. Ее на дух не переносило руководство области, и поэтому организация у нас строилась классически, за интересы людей, а не чиновников. Потому что руководство области – это чиновничий аппарат. Это подавление воли народа. Классика…


И вот теперь чиновники – в первых рядах. Они – делегаты. Лучшие из лучших. Должны показывать пример своим партийцам и простым нашим избирателям. И что мы видим? Партия в области потеряла около 200 тысяч голосов. Из них 100 тысяч мы потеряли в городе Луганске. И когда нам говорят, что виновна в этом неправильная политика городского штаба – а почему мы это не обсуждали на конференции? Одним словом сказали: «Мы видим, что была сделана ошибка в создании городского штаба». Но ни депутатов местных уровней, ни мэров мы на площадях, улицах – не видели. Местные депутаты, которые пришли по спискам этой партии – в выборах в Верховную Раду абсолютно не участвовали. За редчайшими исключениями. Почему эта ошибка не исправляется? Почему она не обсуждается? Нет выводов по городу, нет выводов по области. К чему мы тогда идем?


Мы дошли до оппозиции. Но что такое «оппозиция»? Это та же прямая линия. Она не может идти вправо или влево, иначе это будет называться «болотом». А как мы, будучи в оппозиции, можем находиться на государственных должностях, которыми руководит Кабмин и Президент? Все эти управления, госинспекции и т.д., и т.п. Должны ли там работать выдвиженцы партии? По моему глубокому убеждению, оппозиционная деятельность не видит никаких перспектив своих членов во власти. Эти члены должны или уйти из партии – или с должностей.


Маленькие чиновничьи шалости с большими политическими последствиями

– А чиновники горисполкомов?

– Это – местное самоуправление! Советы избраны, создали свои исполкомы, назначили людей. Пусть их контролируют и за них отвечают. Но – отвечают! За все «непонятки» по земле должна нести ответственность городская власть. В том числе и госпожа Эльвира Михайленко. А не таким образом, что мы ее давайте уволим – и на том все. Нет, ребята! Нужны выводы: кто ее привел, кто ее в список вписал – тот пусть отвечает. Куда председатель их земельной комиссии делся? Какими он сейчас суммами оперирует в Киеве, покупая недвижимость? – а я это знаю… Кто его туда направлял? Вы помните: у коммунистов кто рекомендовал, тот нес ответственность наравне. А у нас ответственности нет, разбора полетов нет! Что ждет нас? Вывод один: судьба СДПУ(о). Или НДП.


– Кто давал рекомендации Ефремову, Тихонову, Голенко? Писали же они заявления в областную организацию?

– У нас нет института рекомендаций. И не писали они никуда. Когда здесь, на конференции, попытались вручить билет Иванову Владимиру Михайловичу – так он руки за спину спрятал. Не хотел идти в партию. А потом оказался депутатом ВР от Партии регионов…

Я обращаюсь снова к чиновничьему аппарату. Возьмем, к примеру, Черкасова, которого от Партии регионов поставили на Областной центр занятости. У нас что-нибудь улучшилось? В области – катастрофическая нехватка рабочих сил. Катастрофическая! А он является главным производителем безработицы. Потому что он платит всем безработным деньги. Это когда-то не было рабочих мест; сейчас их – валом. А система – работает! Он предложил нам, народным депутатам, исправить эту систему? Не-ет! Ему очень нравится: чем больше безработных, тем больше отчислений. Мало того, эти же структуры являются агитаторами остарбайтеров в области. Через них подыскиваются люди и отправляются работать на восток, в Россию, оголяя полностью у себя… У меня нет предубеждения к господину Черкасову. Я просто говорю, что есть член партии, который был в НДП в лидерах, еще где-то. Зачем он пришел в Партию регионов? Получить должность.


– Очевидно, это не единственный пример?

– Можем назвать еще массу людей. Все они, получив чиновничьи должности, применяют их для борьбы с… населением! Предприниматели – это же население? Это же и есть избиратели. Пока еще – сторонники Партии регионов. Так что же вы боретесь с собственным избирателем?! Вы, кто их туда назначал – что, не понимали, для чего они туда идут?

Вот есть Экологическая инспекция – так, кажется, называется новая структура. Возглавляет ее наш Анатолий Гацко. Толя был в списках Партии регионов на выборах в городской совет Луганска. Не понравился ему номер, ушел к Витренко и прошел по ее списку. Это что – одно и то же? Не получив там ничего, быстренько прибежал в Партию регионов: «Дайте должность!». И вот приходит чиновник и называет вам сумму ущерба, который вы будто бы нанесли в определенном регионе города: 360 тысяч (у вас там мусор). Скажите, какой можно нанести страшный ущерб на одной или двух сотках земли? Вылить туда 100 тонн нефти, что ли?

– Это вышеупомянутая экоинспекция столько насчитала?

– Ко мне обратилась одна из организаций, работающая в центре Луганска: «Владимир Иванович, как мы могли на двух сотках на 360 тысяч намусорить?! Мы находимся на территории, где с одной стороны Центральный рынок несет мусор – а с другой частный сектор, где мусор то ли не вывозят, то ли люди не хотят за вывоз платить. Мы замахались их кульки убирать, но мы их убираем». А инспекция вместо того, чтобы решить эту проблему на городском уровне… Я бы ее, на месте городского головы, просто взял ее полностью под обеспечение города. Потому что один платит, другой нет – и все, уже машина не едет. Значит, надо платить за всех городу. Как было в Советском Союзе.
Так вот, на 360 тысяч ставят людей. Это – полное банкротство предприятия; у него и оборотов-то таких нет. Но все же понимают: требуется 10-процентный откат. Скажите, проблему с мусором мы таким образом решим? Кстати, помните, был скандал с вырубкой деревьев на пересечении улиц имени 50-летия СССР и «Луганской правды»? Ко мне приходили после воскресной интернет-конференции, сообщили: за этим стоит сам Анатолий Гацко. Главный охранитель экологии в области. Лично. Нам нужен такой руководитель?


Три билета хорошо, а два паспорта лучше

В рамках избирательной кампании я встречался с людьми по всей области. Я вам скажу: основная масса мелких предпринимателей, «базарников», голосовала против нас, за определенную партию. Не буду ее рекламировать, все понимают, за какую. Почему же так? А вот этот чиновничий беспредел первым ударил по ним.

Поэтому я повторяю: чиновники от партии должны уйти или из партии – или с должностей. Слава Богу, мы еще не влезли в Кабмин и в Секретариат Президента. Мы не должны голосовать ни за один закон… Вот сейчас будут рассказывать, что мы должны голосовать за «народные» законы… В каждом «народном законе» зарыт свой «бифштекс». Он всегда тянется определенной политической силой. А если вы хотите, чтобы с вами соглашались – пусть будет объединенный законопроект. Скажут: «Так они же предлагают что-то очень полезное для людей!». Хорошо. А где законопроекты на ту же тему, которые мы писали? Руководитель Верховной Рады свой, и он достает из запасника свои законопроекты. Тогда доставали наши, теперь – их. Но мы должны сказать: достаньте наш, мы их объединим, и тогда проголосуем. И если мы готовы на эту работу, на эту битву – мы вернем свой авторитет. Если мы готовы идти на соглашательство, «ни вашим, ни нашим» – мы будем терять дальше свой авторитет. Это мои личные выводы, но со мной согласны очень многие.

Я считаю, нам не нужны какие-то съезды, какие-то крики в области, если мы правильно будем вести политику. Почему я так говорю? Потому что многие, может быть, еще более кричащие случаи – захваты земли, вырубка лесов в нашей степной зоне, вырубка парков в Луганске – делают тоже члены партии, как ни странно. Но у них кроме двух или, может, трех партийных билетов – от партий, где они уже побывали, еще и паспорт не один, кроме украинского. Или это паспорт одного соседнего государства, откуда не выдают – или есть далекое государство, где тоже не выдают при возбуждении уголовных дел. Я называть никого не буду – я не веду расследования, но я делаю свои умозаключения.

– Сегодня много говорят о расколе в Партии регионов. Лично я такового пока не вижу, но при желании ваши слова вполне можно истолковать как один из его признаков.

– Понимаете, это классика жанра: оппозиция – это когда вы вне власти. Не захотели люди уходить из власти – мы их оставляем без партийного билета. Но это же не есть раскол. Есть лидер, и такого лидера больше нет в стране. Рейтинг Януковича – выше всех, но он не выше суммарного рейтинга его противников. Вот в чем мы проигрываем. А для победы должны быть самые четкие и понятные позиции – и по языку, и по НАТО, и по всему кругу вопросов. Но, конечно же, не в угоду каких-то государств, а в угоду своей стране. В первую голову ставим то, что мы – украинцы. Мы – с одним паспортом. И я хочу жить в этой стране и быть похороненным рядом со своими предками. И чтобы мимо моей могилы проходили люди и говорили: «Царство небесное!».
А не плевали на крест.
8970
комментарии powered by Disqus

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине

Останні новини

11:56

Торговая блокада Донбасса съест 1% ВВП - Гройсман

11:34

Вы из Луганска? Пенсионерка удивила ведущих в прямом эфире (ВИДЕО)

11:12

Переселенцы Луганщины смогут рассказать о своих проблемах лично омбудсмену

10:48

Дом жителей Авдеевки в четвертый раз попал под обстрел (ФОТО)

10:26

На Донетчине погиб молодой человек, нашедший реактивную противотанковую гранату

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
 

   Copyright © 2015 «Комментарии:», все права защищены

Система Orphus