ДОНБАСС

Михаил Попов: Такое впечатление, что из области сделали какой-то курятник

0

Скандальная история, разгоревшаяся летом прошлого года вокруг главного кресла областного управления Государственного казначейства, наконец пришла к логическому завершению. Победителем из нее вышел Михаил Попов. 28 января он открыл дверь с табличкой «Начальник» и на законном основании снова занял свой кабинет. В нем и состоялась наша беседа с Михаилом Ивановичем 

 – Ваше отстранение от должности было скандальным, как вы сейчас оцениваете эту историю?

– Я воспринимаю всю эту ситуацию как обыкновенный рейдерский захват государственного учреждения другими государственными служащими с привлечением государственных структур, в том числе и силовых. Оснований как таковых для отстранения меня от должности не было, что мне подтвердил бывший глава Госказначейства Сергей Харченко, поскольку он оценил мою деятельность достаточно хорошо. И сказал, что управление Госказначейства в Луганской области является одним из лучших в Украине. Но под давлением местных властей он был вынужден пытаться меня убрать.

А поскольку оснований не было, решили убирать силовыми способами. Начиная с внеплановых проверок. Их было три. Оказалось, что дефектов в работе управления нет. И тогда просто применили схему рейдерского захвата. Внедрили сюда Репицкого (Анатолий Репицкий – экс-заместитель начальника областной налоговой –Авт.) в качестве зама, дальше поручили ему проникнуть в мой кабинет путем взлома двери при том, что я в тот момент был начальником и находился на больничном. Для того, чтобы удержать в кресле этого самозванца, который сюда вошел, подключали милицейские структуры, госохрану, «Грифон». Поэтому я рассматриваю это как одну из форм рейдерского захвата, которые сегодня бытуют на территории Украины и Луганской области, что ее абсолютно не красит.

Я в установленном законом порядке обратился в Киевский окружной административный суд по поводу незаконности снятия меня с работы. Потому что, когда я вышел на работу 27 июля 2007 года, быстренько слепили приказ о моем увольнении, в котором даже не удосужились указать основания. Суд удовлетворил мой иск, и 16 октября меня «поновили на посадi», потому что то, что предъявило руководство Министерства финансов (возглавляемое на тот момент Н. Азаровым – Авт.), было просто смехо­творным. Добровольно бывший руководитель Репицкий не исполнил решение суда, и Минфин тоже не исполнил. Тогда я обратился в департамент по исполнению судебных решений министерства юстиции. И уже новый министр финансов Пинзеник меня восстановил.

– Когда вы вернулись в управление, не оказывал ли вам сопротивления предшественник?

– Не оказывал. Потому что в соответствии с решением суда и пунктом 6-м статьи 40-й КЗоТа – в случае «поновлення» человек, который занимал эту должность, то есть Репицкий, должен быть уволен по статье. Памятуя это, он, видимо, решил сохранить чистой свою трудовую книжку, написал заявление и ушел по собственному желанию за неделю до моего прихода. И когда я 28 января текущего года пришел в кабинет, тут уже никого не было.

– Не считаете ли, что у этой истории политическая подоплека?

– Во-первых, я не ассоциирую себя с большой политикой, не считаю себя политиком. Но политика может состоять в том, что, наверное, руководство, которое тогда пришло в область, попыталось расставить своих людей на все ключевые позиции. И поскольку в казначействе большой поток бюджетных средств и большие контрольные функции по движению этих средств, то, я так понимаю, им понадобилось это кресло. Так же, как заменили руководителя КРУ области, руководителя налоговой и так далее. Там, где движутся деньги, там должны быть свои люди. Вот и вся философия. И расставлял их бывший сотрудник налоговой. Сами собрались, и сами решили, как им удобно.

– Как этот конфликт сказался на работе вашего управления? Какие нарушения допустил в своей работе А.Репицкий?

– К счастью, конфликт серьезно не сказался на работе управления. Я отдал семь лет этому коллективу и управлению, сам его создавал. Думаю, Репицкий понял, что коллектив его не принял. Методы работы, которые присущи налоговикам – полувоенные, полумилицейские – здесь не приемлемы. У нас женский коллектив, и он требует уважения. А он начал тут воевать со всеми. Но коллектив спокойно все это перенес.

Сейчас у нас идет период годового отчета, мы посмотрим все внимательно. Что касается нарушений, то я тут только вторую неделю, и сейчас не готов их называть. Но думаю, что они были, поскольку 27 июля, когда вышел с больничного, я издал приказ проверить некоторые платежи, некоторые операции, которые он провел. Но с моим уходом Репицкий тут же этот приказ аннулировал. Если б не было грехов, наверное, не аннулировал бы. 30 октября я вышел с решением суда и возобновил этот приказ. Но он опять его аннулировал. Наверное, есть что прятать.

Я думаю, что та схема проведения платежей, которая существовала у нас, давала гарантию неразбазаривания бюджетных средств. Там была целая система фильтров при рассмотрении документов. Но Репицкий отстранил все контрольные структуры и взял все управление на себя.

– Расскажите о работе вашего управления, его основных функциях.

– У нас две основные функции: мы выполняем, по сути, банковские функции в части использования бюджетных средств. Мы проводим платежи для наших бюджетных учреждений. Все, что выходит в качестве финансирования из бюджета государственного, областного, городского, районного, проходит через наши счета. В том числе и зарплата врачам, учителям и так далее.

Вторая наша функция – предварительный контроль платежей. Прежде чем провести любой платеж, над ним работают казначеи и проверяют все документы. Почти как в КРУ, только там проверяют уже после того, как деньги украли. То есть наша задача – прежде, чем заплатить, проверить, надо ли платить. Это многим не нравится. Разрушив эту функцию предварительного контроля, можно получить доступ к бюджетным средствам. Наша задача – не допустить этого.

– Тем не менее правоохранители часто рапортуют о хищениях бюджетных средств…

– Есть специальные подразделения в СБУ, в милиции, которые должны этим заниматься. Нарисовав в бумагах все правильно и хорошо, в любом госучреждении может существовать сговор с исполнителями.

Скажем, шахта получает из бюджета деньги на реконструкцию. Нам по документам, взаимно согласованным между исполнителем и угольным предприятием, показывают, что у них все тип-топ, а дальше в ходе исполнения этой работы могут быть разные схемы. И чтобы этого не было, существует последующий контроль – КРУ, СБУ и другие структуры.

 – Как вы оцениваете финансовую дисциплину в области?

– Это широкое понятие, здесь может быть очень много «зловживань» еще и с использованием внебюджетных средств. Но что касается нас, то с появлением казначей­ского обслуживания бюджетов, гарантии целевого использования бюджетных средств возросли. Хотя я видел, с каким сопротивлением это воспринималось, например, не хотели передавать нам местные бюджеты, потому что ущемлялись кое-чьи интересы. Первоначально бюджетные средства шли через коммерческие банки, предварительного контроля не существовало, и эти средства могли использоваться очень вольно. Когда я работал в обладминистрации, меня всегда удивляло, что в отчетах КРУ каждый год устанавливало хищения бюджетных средств на миллионы, но вы слышали хоть об одном доведенном до суда деле? Мы не пропускаем и возвращаем сотни платежей на миллионы гривен.

 – Какие у вас сегодня отношения с руководством обладминистрации?

– В администрации есть десятки управлений, и с их руководителями у меня нормальные отношения, они наши клиенты. С губернатором? Мы – не подразделение обладминистрации, у нас других отношений, кроме деловых, нет. Я год как не работал, не контактировал с ними, был занят вопросами собственного возвращения в систему, где я работал. Честно скажу, я не знаю близко нынешний состав этого коллектива, даже не всех замов знаю поименно. Дай бог им успехов, если у них получится и склеится команда. Я не знаю, по какому принципу там подбирают кадры, но, судя по тому, как эта кадровая политика отразилась на казначействе, я не думаю, что использован самый разумный подход…

Когда пришли «оранжевые», тоже были попытки убрать меня.

…У нас еще политическая дикость, ленинские оценки – все, кто не с нами, наш враг. Такое впечатление, что из области сделали какой-то курятник: ходит несколько петухов и топчет остальных кур. Но они забывают, что у курятника есть хозяин, и будет Пасха, хозяин скрутит петухам голову и сварит из них суп.

 – Вернулись бы снова в обладминистрацию?

– Вы знаете, я уже нашел себя. Мне нравится работать в казначействе. Я делал два захода в обладминистрацию (дважды заместитель губернатора – Авт.), считаю, что честно там работал. Мне нравится работать в казначействе. Я не вижу, что в администрации можно сделать что-то новое. Конечно, можно для области многое сделать и там, но прежде всего нужен коллектив серьезных единомышленников.

– Вы – бывший депутат областного совета, как оцениваете работу этого органа сегодня?

– Поскольку я сегодня не депутат, то могу оценивать лишь как простой житель. А обыкновенный житель оценивает по результатам. Честно скажу, я никак не оцениваю, потому что не вижу никаких результатов. Не вижу реализованных серьезных программ, за которые можно было бы давать высокие оценки.

Большинство программ какие-то перманентные, они не решаются. Пойдете в аэропорт, как он был недостроенный, так и есть. Как не было воды в Антраците, Свердловске, так ее и нет. Возьметесь за дороги, как их не было, так и нет, и так далее и тому подобное. Не вижу, чему бы порадоваться. Не вижу серьезного экономического роста. Если вы посмотрите на наш областной бюджет, то поймете, куда он идет – дырки залатать, да и все.

– После всего случившегося нет ли у вас опасений, что появится очередной репицкий?

– Я уже прошел этот этап, у меня нет опасений. И потом, я уже в том возрасте, когда мужчина не должен чего-то бояться, кроме того, чтоб не покривить совестью. Ничего я не боюсь. Более того, мне удалось доказать, что в Украине не все так безнадежно, что можно найти правду и отстоять ее. Можно привлекать к суду, в том числе и вице-премьеров. Нет у нас неприкасаемых. Хотел бы, чтобы и люди это понимали и отстаивали свою честь и достоинство. Эта «машина» прокатывалась не только по мне, по многим бывшим руководителям в области. Хотелось бы, чтоб люди как-то иначе смотрели на демократию в Украине. Надо бороться за свои права.

 
13514
комментарии powered by Disqus

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине

Последние новости

15:35

«ДНР» отправила своих депутатов на передовую (ФОТО)

15:16

Пограничники перекрыли 11 каналов торговли людьми

14:56

За службу на «ДНР» россиянину грозит до 15 лет тюрьмы

14:30

В Мариуполе открыли памятный знак на месте гибели правоохранителя

14:11

Луганчанам стоит быть более осторожными на OLX

Партнеры портала

Price.ua - сервис сравнения цен в Украине
 

   Copyright © 2015 «Комментарии:», все права защищены

Система Orphus